$ 64.42

€ 71.84

Адвокат отсидит вместо своего подзащитного, который стал сотрудничать со следствием

Новости14.02.2019
14.02.20191098

Фото: Pixabay

Во Владимирской области приговорен к реальному сроку защитник, оставшийся к этому времени без квартиры из-за невыполненных обязательств перед клиентом. Октябрьский районный суд Владимира признал бывшего адвоката Владимирской областной коллегии адвокатов № 1 34-летнего Дмитрия Суркова виновным по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в особо крупном размере).

Как следует из материалов дела, в марте 2018 года адвокат заключил соглашение на защиту с матерью фигуранта уголовного дела о развратных действиях в отношении нескольких девочек в интернете (ч. 3 ст. 135 УК РФ). Сам молодой человек находился под домашним арестом. Сурков смог убедить доверительницу, что обладает связями в медицинских и экспертных кругах, через которые может улучшить положение ее сына и добиться не очень строгого наказания. Адвокат вызвался организовать медобследование подзащитного и повлиять на экспертные заключения о психологическом состоянии потерпевших. Он также обещал передать деньги представителям девочек в качестве моральной компенсации.

Мать фигуранта частями заплатила Суркову свыше 2 млн руб. – из них 1,7 млн предназначались на взятки экспертам для получения подложного заключения судэкспертизы. Однако все эти деньги адвокат присвоил. В конце концов, не увидев позитивных изменений по делу, женщина обратилась в региональное УФСБ. Защитник был задержан при получении очередной суммы в 300 000 руб.

Сурков признал вину и полностью возместил потерпевшей материальный ущерб, продав свою квартиру. Его дело было рассмотрено в особом порядке. Суд приговорил юриста, к этому времени отказавшегося от адвокатского статуса, к 1,5 года колонии общего режима с лишением права заниматься адвокатской деятельностью на 2 года.

Несколькими неделями ранее был вынесен приговор и бывшему подзащитному Суркова, 28-летнему жителю Владимира. Ему назначено наказание в виде крупного штрафа – с учетом «деятельного раскаяния, сотрудничества со следствием и заглаживания вины перед потерпевшими и их семьями».