Адвоката лишили статуса за расписку с обещанием выиграть дело за 4 млн

Новости23.01.2019
23.01.20192159

Совет Адвокатской палаты Ленинградской области наказал адвоката, который за более чем солидную сумму гарантировал доверительнице положительный результат в суде по уголовному делу, подкрепил свои обещания распиской, а после полного провала присвоил все полученные средства.

Как следует из материалов дела, основанием для возбуждения дисциплинарного производства против адвоката П. стала жалоба его доверителя – гражданки Э. Женщина обвиняла защитника в серьезных нарушениях, допущенных им при заключении соглашения, в пренебрежении финансовой дисциплиной и в недобросовестности в целом. Было установлено, что адвокат, заключив соглашение с заявительницей, осуществлял защиту ее сына на досудебной стадии уголовного дела. После того как оно было направлено в суд для рассмотрения по существу, П. предложил матери фигуранта продолжить сотрудничество с ним. Он сумел убедить Э. в том, что способен добиться назначения подсудимому максимально мягкого наказания. За свои услуги адвокат запросил 4 млн руб. – и получил их.

При этом соглашения на защиту сына заявительницы в суде П. не заключил, не внес деньги в кассу адвокатского образования и не выдал квитанции. Однако Э.  получила от защитника расписку, в которой тот указал: ему выплачено 4 млн руб. за то, что сыну доверительницы будет назначено наказание условно либо ниже низшего предела, предусмотренного санкцией соответствующей статьи УК РФ.

Между тем судебное разбирательство пошло отнюдь не по обещанному П. сценарию, и подсудимому назначили наказание в виде лишения свободы на длительный срок, близкое к максимальной санкции статьи, по которой было предъявлено обвинение. Полученные же 4 млн руб. адвокат заявительнице не вернул. Сам он, участвуя в рассмотрении дисциплинарного дела, отказался признать свою вину.

Вынося свое решение, Совет АП ЛО указал, что в силу ч. 2 ст. 10 КПЭА адвокату запрещено «давать доверителю обещание положительного результата выполнения поручения». Такое возможно лишь по делам имущественного характера, а по уголовным делам защитник имеет право гарантировать «не исход дела, а лишь свою добросовестность». Действия П. были расценены, таким образом, как подрыв доверия к адвокатскому сообществу.

Большинством голосов члены совета приняли решение о лишении П. статуса адвоката. Также был установлен двухлетний срок, по истечении которого «разжалованный» защитник сможет вновь претендовать на возврат в профессиональное сообщество.