$ 63.85

€ 70.6

Адвоката накажут за "гонорар успеха" в 2,6 млн руб. по уголовному делу

Новости19.01.2017
19.01.20172291

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области сочла дисциплинарным проступком включение защитником в договор об оказании юруслуг по уголовному делу пункта о взаимозависимости оплаты и достижения положительного результата разбирательства. При этом адвокат усугубил нарушение тем, что не вернул вознаграждение в 2,6 млн руб., когда сдержать обещание не удалось.

Смысл правила, по которому адвокаты избегают «гонорара успеха» в соглашениях по уголовным делам, в том, что доверитель обращается к адвокату за юрпомощью, находясь в трудной жизненной ситуации, рассказывал ранее Legal.Report исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов Андрей Сучков. «Понятно, что в такой ситуации доверитель готов согласиться на любые финансовые условия, лишь бы получить желаемый результат, – отметил Сучков. – И вот чтобы исключить возможные злоупотребления в этой части, и сформулировано это правило» (см. Адвокат обрел в госзакупке «гонорар успеха» по уголовному делу).

Как следует из материалов дисциплинарного производства АПМО, клиент адвоката заключила с ним три соглашения об оказании юридических услуг в течение 2016 года. Согласно первому из них защитник получил 2 млн руб. за свою работу, в двух следующих речь шла о гонораре по 150 000 рублей, а также о дополнительном вознаграждении в случае успеха защиты. Всего адвокату было выплачено 2,6 млн руб.

В последнем из договоров предусматривалось, что свой гонорар защитник вернет, если не добьется смягчения обвинения. Подзащитному инкриминировалось покушение на сбыт наркотических веществ, а адвокат обязался переквалифицировать статью на хранение наркотиков без цели сбыта.

Женщина подала на защитника жалобу, когда начались проблемы с реализацией договоренностей. По ее словам, защиту сына в суде адвокат «не осуществлял», его работой они были недовольны, в связи с чем решили отказаться от услуг защитника. Однако в процессе переговоров выяснилось, что возвращать вознаграждение юрист не собирается.

В соглашении между сторонами указывалось, что «поверенный обязуется добиться переквалификации […], в случае невыполнения условий, указанных в дополнительном соглашении, гарантирует возврат гонорара в полном объеме». Как заключила квалифкомиссия, это «прямо противоречит п. 2 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которой адвокат не вправе давать лицу, обратившемуся за оказанием юридической помощи, или доверителю обещания положительного результата выполнения поручения».

В ответ на доводы жалобы адвокат никаких опровержений не представил, что было сочтено фактом, подтверждающим неисполнение защитником своих обязательств перед доверителем. Подчеркивая, что подобное молчание испокон веков трактовалось как признание своего проступка, квалифкомиссия сослалась на материалы Московского совета присяжных поверенных от… 1891 года. Еще в позапрошлом веке столичные юристы считали, что «присяжный поверенный, не представив объяснения против жалобы, тем самым признает правильность взводимого на него обвинения в бездействии».

Поведение адвоката в данном деле не может расцениваться как разумное, честное и добросовестное, заключила квалифкомиссия АПМО, признав совершение им дисциплинарного нарушения.