$ 66.43

€ 75.39

Адвоката зря осудили за подделку документов из-за старого ордера

Новости22.08.2018
22.08.20183375
Верховный суд Мордовии по целому ряду причин не признал преступлением использование защитником для допуска к делу бланка адвокатского ордера старого образца. В связи с этим апелляция отменила приговор адвокату Александру Демину, осужденному в ноябре 2017 года за подделку документов по ч. 1 ст. 327 УК РФ (Legal.Report писал об этом здесь).

Как следует из материалов дела, 21 июля 2016 года адвокат Мордовской межтерриториальной коллегии адвокатов «Фемида» Александр Демин, находясь около отдела полиции в селе Кочкурово, от руки заполнил устаревший бланк адвокатского ордера, выданный ему еще в 2012 году. Ордер он представил следователю, чтобы его допустили к участию в качестве защитника в уголовном деле по обвинению в заведомо ложном доносе. Адвокат утверждал, что все это было лишь технической ошибкой. По мнению же следствия, юрист делал все вполне осознанно, с целью скрыть свой заработок.

Кочкуровский районный суд признал 46-летнего Демина виновным в изготовлении и использовании поддельного документа и приговорил его к 6 месяцам ограничения свободы. Адвокатского статуса к тому времени юрист уже был лишен и работал помощником адвоката. Однако ВС РМ отменил приговор, посчитав, что выводы суда первой инстанции о виновности Демина по ч. 1 ст. 327 УК РФ не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Как указала апелляция, объективная сторона рассматриваемого преступления заключается в подделке "иных официальных документов, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей". Подделка может выражаться во внесении в документ заведомо ложных сведений. Однако приведенные в приговоре доказательства не подтверждают, что адвокат в июле 2016 года внес в устаревший бланк недействительные сведения.

Напротив, доказательствами подтверждается, что адвокат защищал клиентку по уголовному делу на основании заключенного с ней соглашения. Бланк ордера, предъявленный им следователю, был выдан адвокату в 2012 году лицом, бывшим в тот момент председателем коллегии адвокатов, и содержал, соответственно, подпись этого лица и действительную печать коллегии. Бланки ордеров, выдававшихся в 2012 и в 2016 годы, практически идентичны.

Внесенный Деминым в бланк рукописный текст содержал следующие сведения: номер ордера – 178, дату – 21 июля 2016 г., фамилию, имя и отчество защищаемого лица, сущность поручения и основание выдачи ордера – соглашение. Все это, за исключением номера, соответствует действительности, поскольку между адвокатом и подзащитной действительно был заключен договор на оказание юридических услуг, что женщина подтвердила в судебном заседании. Кроме того, это подтверждается договором поручения на оказание юридической помощи с авансовой оплатой услуг от 25 июня 2016 г.

Материалами дела не подтверждается, что Демин, оформляя и передавая следователю ордер, пытался предоставить себе несуществующее право – осуществлять защиту клиентки. Напротив, Демин являлся действующим адвокатом именно той коллегии адвокатов, в которой и получал бланк ордера. Подзащитная желала, чтобы именно этот адвокат защищал ее по уголовному делу и, как следует из ее показаний в судебном заседании, претензий к защитнику не имела.

Несоответствие проставленного в ордере номера текущей нумерации выдачи ордеров в адвокатской коллегии не свидетельствует о поддельности ордера, а является лишь нарушением порядка регистрации и учета выдачи ордеров в указанной коллегии адвокатов и может рассматриваться лишь как нарушение внутренней дисциплины в адвокатском образовании. Более того, ни следствием, ни судом не установлено и не доказано, что номер ордера Демин проставил именно 21 июля 2016 г., а не в 2012 г. при его получении у бывшего председателя коллегии, как утверждал сам адвокат. Таким образом, заполнение ордера на устаревшем бланке не свидетельствует о совершении подделки официального документа.

Порядок выдачи, сдачи ордеров адвокатом, критерии признания ордера недействительным ни УПК РФ, ни законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» не регулируются. Отсутствуют такие положения и в Методических рекомендациях «О порядке изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатам», утвержденных Советом федеральной палаты адвокатов РФ 27 сентября 2013 г. (то есть после получения Деминым подписанного в 2012 году бланка ордера), на которые имеется ссылка в обвинительном заключении.

Сведений о сроках сдачи неиспользованных или испорченных ордеров данные рекомендации не содержат, отсутствуют в них и указания о том, что ордер, выданный в прошедшем году, становится недействительным на следующий год. Более того, ответственность за хранение, выдачу и учет ордеров несет руководитель адвокатского образования, а не адвокат.

Нелогичным является, по мнению ВС РМ, и утверждение суда, что целью предоставления ордера являлось получение денежного вознаграждения за участие в деле. Действующее законодательство не предусматривает безвозмездного оказания в рассматриваемом случае юридических услуг, так что данное обстоятельство не может вменяться адвокату в вину.

В качестве мотива преступления было указано, что Демин решил подделать ордер, будучи с 4 по 31 июля в отпуске и являясь тем самым освобожденным от уплаты за этот период денежных взносов на содержание коллегии – участие в адвокатской деятельности в период отпуска привело бы к отмене отпуска и необходимости уплаты денежных взносов, а также процента от гонорара. Однако, как указал ВС РМ, судом первой инстанции этот мотив не установлен.

Утверждение следствия о том, что Демин планировал не сдавать в коллегию полученные от доверителя деньги, не доказано. Деньги за оказанные услуги внесены в кассу коллегии самой подзащитной. Согласно квитанции к приходному кассовому ордеру от 8 августа 2016 года, от нее на основании договора поручения № 155 от 25 июня 2016 г. с адвокатом Деминым принято 5000 руб. Какими-либо нормативными документами конкретный срок сдачи денежных средств и отчетов (с корешками выписанных ордеров) в коллегию не определен. Если адвокат не отчитался в одном месяце, он может сделать это в следующем.

В результате апелляция отменила обвинительный приговор районного суда и вынесла в отношении Демина оправдательный приговор за отсутствием в его действиях состава преступления по ч. 1 ст. 327 УК РФ. В соответствии со ст. 133, 134 Уголовно-процессуального кодекса РФ за ним признано право на реабилитацию.