$ 64.34

€ 72.23

Адвокатский диктофон приравняли к ручке и бумаге при фиксации следственных действий

Подробности23.05.2019
23.05.201910691

Фото: Pexels

Совет Адвокатской палаты Москвы отказался привлекать к ответственности адвоката, которого с подачи следователя обвинили в нарушении Кодекса профессиональной этики из-за записи на диктофон очной ставки его подзащитного.

Как следует из материалов дисциплинарного производства, в АП Москвы обратилось с представлением на адвоката Б. Главное управление Минюста по Москве. Б. обвиняли в том, что он неоднократно – 7 апреля, 28 июня и 30 июня 2018 года – при проведении очных ставок с его подзащитным делал аудиозапись следственных действий, несмотря на возражения следователя. Также, как следует из жалобы, адвокат пытался создать провокационную ситуацию, настаивал на повторной постановке перед обвиняемым вопросов, ранее отведенных следователем, и требовал на них ответов. На замечания следователя защитник не реагировал. По мнению заявителя, этими действиями адвокат нарушал требования ст. 4, п. 2 ст. 8, ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката. В представлении отмечалось, что согласно ч. 6 ст. 164 и ч. 4 ст. 189 УПК РФ необходимость и порядок применения технических средств при производстве следственных действий определяются следователем, в связи с чем именно в компетенции следователя находится вопрос о возможности применения технических средств иными лицами, участвующими в следственном действии.

Однако квалификационная комиссия АП Москвы посчитала, что эти доводы основаны на неверном понимании и толковании уголовно-процессуального закона. По мнению комиссии, данные положения УПК РФ регламентируют полномочия и действия следователя при проведении следственных действий, а не полномочия адвоката, которые установлены другими нормами уголовно-процессуального законодательства. Нормы, регламентирующие полномочия защитника, основаны на конституционной гарантии защиты каждым своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом, в то время как полномочия властного субъекта уголовного судопроизводства, в том числе следователя, строго ограничены дозволениями и запретами, содержащимися в соответствующих нормах закона.

Совет АП также обратил внимание, что применение участниками уголовного судопроизводства технических средств допускается в связи с принятием различных процессуальных решений и в различных процессуальных ситуациях, например, при реализации права на ознакомление с материалами уголовного дела. Стороны могут пригласить специалиста для применения технических средств при исследовании материалов уголовного дела, технические средства контроля могут применяться при реализации мер пресечения в виде домашнего ареста и запрета определенных действий. И в этих случаях следователь не имеет каких-либо полномочий по даче разрешения или согласия на применение технических средств. Участники уголовного судопроизводства самостоятельно и независимо от следователя или иных должностных лиц определяют необходимость их применения.

Что же касается применения технических средств при производстве следственных действий, то ч. 6 ст. 164 УПК РФ устанавливается порядок применения технических средств именно следователем. Вместе с тем нормы законов не содержат положений, предоставляющих следователю полномочия разрешать или запрещать другим участникам следственного действия использовать технические средства. По мнению Совета АП, оценка действий адвоката Б. в данной ситуации должна даваться с применением норм, регламентирующих именно права и полномочия защитника при производстве следственного действия.

Поскольку в УПК РФ не установлен запрет на применение защитником технических средств при проведении следственных действий, Совет АП пришел к выводу о необоснованности дисциплинарных обвинений в отношении адвоката Б. Совет, проводя аналогию, обратил внимание, что уголовно-процессуальное законодательство прямо не предусматривает использование защитником в ходе проведения следственного действия, например, ручки и бумаги для фиксации хода, содержания и результатов следственного действия. Несмотря на это, такой способ повсеместно применяется в адвокатской практике и не вызывает какого-либо возражения со стороны следователей. Между тем правовое основание для использования ручки и бумаги в качестве способа фиксации хода, содержания и результатов следственного действия аналогично вышеприведенному – этот способ не запрещен уголовно-процессуальным законодательством.

Совет отметил, что применение защитником технических средств может способствовать объективной фиксации хода и результатов следственного действия путем дальнейшего сравнения записей с содержанием протокола следственного действия и принесения обоснованных замечаний на протокол. Технические средства могут быть использованы защитником в целях фиксации неправомерных действий следователя или оперативных сотрудников. Технические устройства позволят защитнику более эффективно изучать материалы уголовного дела, подготавливать обоснованные жалобы и ходатайства, своевременно реагировать на факты нарушения законодательства должностными лицами, что в итоге повысит уровень оказания квалифицированной юридической помощи и полностью соответствует назначению уголовного судопроизводства и защитника в нем. Наконец, использование технических средств при проведении следственных действий может являться средством самозащиты от потенциальных необоснованных обвинений в отношении адвоката.

Не согласился Совет АП и с обвинением в адрес Б. о повторной постановке вопросов допрашиваемым лицам. По мнению Совета, проявленная адвокатом настойчивость свидетельствует лишь о добросовестном выполнении им профессионального долга, а вовсе не о каких-либо незаконных или неэтичных действиях.

В итоге дисциплинарное производство было прекращено из-за отсутствия в действиях адвоката нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, включая Кодекс профессиональной этики адвоката.

    Игорь Ивков

    23 мая 2019 at 14:49

    Радует !

    Инга Лебедеваа

    23 мая 2019 at 16:10

    Бальзам на душу))) – читала бы и читала)))

    Вадим Клювгант

    23 мая 2019 at 17:14

    Диктофон у адвоката – это орудие труда. Как ручка и бумага, они же pen&paper)

    Айдар Губайдуллин

    23 мая 2019 at 17:37

    Вот бы ещё и суды были такими принципиальными. Впрочем, о чём это я? Утопия!

    Жорка Тауридзе

    23 мая 2019 at 23:20

    Ждем изменения в УПК

    Vladislav Gurylev

    24 мая 2019 at 19:00

    Замечательный пример! Хватит сидеть в окопах. Пора идти в атаку, процессуальную.

    Marat M. Akhmetov

    26 мая 2019 at 13:27

    Видимо Адвокатскую палату города Москвы просто ещё не коснулся штамм свежего свинского вируса.
    Посетил 25.052019 конференцию адвокатов в Питере, которые своевременно привились прививкой против вируса
    “ю мад ил ов”.
    Понял также, что АП РБ это же очередной очаг заражения вирусной инфекцией “ю мад ил ов”, или как принято называть все вирусы по английски – “you mad ill off”.
    Раньше в России по весне активизировался только птичий и свинский грипп, а теперь свинский мутировал и получил международное наименование “You mad ill off”.
    Источник вируса находится в АП РБ. Но на это ещё наука точного ответа не дала, только Google.
    Стало известно, что если в любую АП обращается Юмадилов или от имени “безумно больного” его опекуны или заместители, то статья 6 ФЗ №59-ФЗ от 02.05.2006 в любой адвокатской палате утрачивает законную силу, а также у всех отшибает напрочь память, что есть ст. 15 часть 4 и ст. 33 в Конституции РФ., члены квалификационных комиссий забывают даже свои фамилии имена и отчества и даже то, кто их назначил в КК и с какой целью.
    По первичным признакам вирусной (мутировавшей свинской) инфекции, заражённым оказалось Руководство и Совет ФПА РФ – “Друзья Больного”. Они вдруг начали применять к своим коллегам эпитеты применяющиеся в основном только среди уголовных элементов и дворовой шпаны (в ленинградских подворотнях и среди рабов на галерах). Однако, даже рабы на галерах за последние 20 лет, пока прилюдно словосочетание “ПАСТЬ ЗАКРОЙ” не применяли.
    О появлении весной 2019 года, штамма мутировавшего вируса свинского гриппа, подтвердил и всезнающий Google,когда его спросили членораздельно, что такое : “Ю мад илл оф (You mad ill off) – Юмадилов”.
    Не просто же так, IX Всероссийский Съезд адвокатов, все вроде бы вполне образованные и адекватно-адвокатные люди, простили Юмадилову выкрики, за которые бы его в любом приличном обществе выставили за дверь.
    Однако безумно больному это всё сходит с рук, а вполне адекватных адвокатов по обращениям друзей безумно больного – признают нарушившими нормы КПЭА.
    На мой взгляд руководство ФПА и АП Российской Федерации заразилось бациллой “ю мад ил ов”.
    Наступит излечение или надо просто Всероссийским Съездом не главарей заразившихся, а именно всех адвокатов России, провести открытые перевыборы как ФПА, так и всех руководителей АП.
    Нельзя же, чтобы “золотухин”, “gorbunov”, “подгорный”, “рогачёвы”, “юмадилов”, “чернобай”, “чехов” – стали синонимами слова российский адвокат, с нехорошим его окрасом. ИМХО
    Вот такие пришли грустные мысли после посещения мероприятия адвокатов, тех которые ещё не заражены.

    Наверно вовремя некоторые адвокаты получили прививку-антидот “32-1”

    Направил 1 Мая первомайский праздничный запрос Александру Ивановичу и Юрию Яковлевичу, а также в Минюст РФ, полагаю там вовремя привились.

    Дмитрий Шереметьев

    27 мая 2019 at 09:56

    Marat M. Akhmetov уже во всех инстанциях судебных же вроде все проиграли и признали информацию, излагаемую вами не соответствующей действительности?

    Кстати, учитесь излагать мысли ясно и понятно.

    Константин Попов

    7 июня 2019 at 08:50

    Хорошая и принципиальная позиция

    Ehduard Lapshin

    8 июня 2019 at 02:44

    Пером и шпагой)