Вадим Клювгант

Адвокатский запрос: не имейте иллюзий – не будет разочарований

09 Мрт 15.58 3838

Вместо помощи в защите клиента новый закон несет в себе повышенный риск потери адвокатом своего статуса

Вадим Клювгант

адвокат, член Совета Адвокатской палаты Москвы

Долог и громок стон адвокатов от тотального пренебрежения их запросами со стороны бюрократии, от ее глумления, от полного иногда игнорирования — вместо содержательных и своевременных ответов. Как тут не воспылать надеждам от одного лишь факта появления в феврале законопроекта об адвокатском запросе, от которого ждали «усиления законодательной поддержки» этого института, не говоря уже о факте внесения его не каким-нибудь депутатом-одиночкой, а самим правительством.

Однако сильно возрадовавшимся и обретшим надежду этот законопроект лучше не читать. А если все же читать, то оставив надежду заранее. Как говорил один мудрый человек, не имейте иллюзий — не будете иметь разочарований.

Адвокатский запрос теперь нужно будет подавать не только по установленной форме, но и в «установленном порядке оформления и направления». Обязательных минимальных требований к содержанию запроса, оказывается, недостаточно, еще и обязательную форму установят, и «порядок оформления и направления». Сделает это «федеральный орган юстиции по согласованию с заинтересованными органами государственной власти» — та самая исполнительная власть в лице многочисленных своих голов, которая потом будет на эти запросы отвечать (или не отвечать). И конечно же, если с формой и «порядком оформления и направления» что-то будет не так, никакого ответа адвокату полагаться не будет, кроме отказа в представлении запрошенных сведений.

С позиций благоприятствования защите и адвокатской деятельности в целом, да и просто здравого смысла, никаких разумных объяснений для этой идеи не находится. Зато сразу вспомнилось, как один московский суд отверг документ, выданный некой государственной организацией и представленный защитой. Сомнение суда в доказательственной достоверности того документа вызвала... непропорциональность и нечеткость изображения не то голов, не то крыльев орла на государственном гербе.

Дальше — больше. Если запрашиваемые адвокатом сведения касаются какой-либо тайны или даже «информации с ограниченным доступом», то это тоже основание отказать в их представлении. Но что делать адвокату, если эта самая тайна или «ограниченно доступная» информация и есть предмет дела, по которому он работает? Почему следователю, прокурору, судье знать ее можно и нужно, а адвокату — нельзя? А если и можно, то только ту и в том объеме, как это сочтут необходимым именно те, от кого адвокат должен защищать своего доверителя? Ведь обязанности следователя и суда запросить по требованию адвоката всю необходимую ему для надлежащей защиты интересов доверителя информацию законопроект не предусматривает...

И вот такого «надлежащего реагирования» на адвокатский запрос нужно будет ждать целый месяц со дня получения его адресатом. А «в случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемой информации» — и все два месяца. Видимо, в понимании правительства именно так будут достигнуты обеспечение права каждого на квалифицированную правовую помощь, равенство всех перед законом, равноправие и состязательность сторон, о которых написано в Конституции. А заодно и реализация международно-правового принципа благоприятствования защите.

Для полноты картины задуманного «усиления законодательной поддержки адвокатскому запросу» стоит обратить внимание и на ответственность. Санкции за неправомерный отказ адвокату в предоставлении запрошенной им информации или за несвоевременный ответ на адвокатский запрос ничем не будут отличаться от ответственности за такое же нарушение в отношении любого обращения любого обывателя и составят 1000-3000 руб. А вот адвокаты за разглашение «информации с ограниченным доступом» ответят по всей строгости: они за это нарушение «несут административную ответственность как должностные лица», то есть рискуют заплатить 4000-5000 руб. Мало того, «незаконное использование и (или) разглашение информации, связанной с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, либо систематическое несоблюдение установленных законодательством Российской Федерации требований к адвокатскому запросу» станут самостоятельным основанием прекращения статуса адвоката. Прибавив к этому укоренившееся в ходе все нарастающего противодействия защите понимание «разглашения» как любой ссылки в любом документе или выступлении адвоката и получим весьма существенный риск.

Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции
реформа адвокатуры, адвокатский запрос, законотворчество

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»