​Адвокаты все чаще жалуются на амнезию и недовольны судебной системой

Новости05.12.2017
05.12.20171278
6 декабря Мосгорсуд должен рассмотреть жалобу бывшего гендиректора химического гиганта «Тольяттиазота» Евгения Королева на решение Басманного суда, которым срок ознакомления с материалами уголовного дела ему и команде его адвокатов ограничен 11 декабря 2017 года. Знакомые с перипетиями процесса эксперты уверены: таким образом г-н Королев, уже лет пять как проживающий в Лондоне, вполне сознательно затягивает его – ведь совсем недавно в английском суде он фактически доказал свою компетентность даже в мельчайших нюансах дела.

Уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере на «Тольяттиазоте» было возбуждено СКР ровно пять лет назад – в декабре 2012 года. Как считает следствие, ТоАЗ реализовывал свою продукцию швейцарскому трейдеру Nitrochem Distribution AG по умышленно заниженной цене. Причина такой «благотворительности» в адрес весьма небедного альпийского партнера станет понятной, если учесть: Nitrochem – дочерняя структура Ameropa AG г-на Андреаса Циви, владельца более чем 20% акций «Тольяттиазота». И он в свою очередь торговал продукцией ТоАЗа по всему миру уже по рыночной цене.

Как только следователи выяснили этот и еще ряд важных для развития дела аспектов (а это произошло буквально через месяц), генеральный директор ЗАО «Корпорация Тольяттиазот» Евгений Королев заторопился «в служебную командировку» в Лондон. Она, кстати, без перерыва продолжается и сегодня. Вскоре после того, как Королев влился в ряды жителей туманного Альбиона, вскрылись и иные малоприятные для его репутации факты: например, поспешный вывод из «Тольяттиазота» самых ликвидных его активов. В их числе – метанольного производства вкупе с участком земли, где оно было расположено.

Все это позволило следствию выдвинуть против «командировочного» экс-гендиректора обвинение в злоупотреблении полномочиями. Ровно два года спустя после того, как дело было начато – в декабре 2014-го, – суд заочно арестовал его и четырех других обвиняемых по делу, включая Андреаса Циви. Королев находится в международном розыске.

Расследование уголовного дела подошло к концу только в текущем году. Установлено, что в результате мошеннических действий руководства предприятию и его акционерам был нанесен суммарный ущерб в 85 млрд руб. Потерпевшей стороной признано и российское государство, от которого «ушло» свыше двух миллиардов рублей налоговых поступлений.

Но самое интересное – чисто с юридической точки зрения – началось совсем недавно. Королев и его представительный адвокатский корпус начали сетовать на катастрофическую нехватку времени для знакомства с материалами уголовного дела, а это целых 450 томов. Больше всех при том якобы пострадал защитник Андрей Московский, вынужденный метаться между Москвой из Самарой и прочитывать по четыре с лишним тысячи страниц ежедневно.

И это можно назвать обычным лукавством. Все дело в том, что в Великобритании политический беженец Евгений Королев (официальный статус он получил в 2016 году) отнюдь не демонстрировал столь впечталяющей ретроградной амнезии. В частности, в ходе судьбоносного заседания Магистратского суда Вестминстера по запросу о его экстрадиции в Россию беглый директор указал: «занимая должность единоличного исполнительного органа «Тольяттиазота», он-де «подписывал контракты на поставку продукции ОАО «Тольяттиазот», дополнительные соглашения к ним, а также иные товарно-сопроводительные документы, которые были изъяты в ходе обыска на заводе в 2013 г.».

И это еще не все. Королев в качестве руководителя собственноручно подписывал и давал указания по подготовке и подписанию подконтрольным работникам общества соответствующих документов, нынче составляющих основную часть доказательств по уголовному делу о мошенничестве! По факту немалая часть из пресловутых 450 томов как раз и состоит из контрактов, поручений, счетов и отчетов, знакомых Королеву от и до.

Ну кто поверит, что генеральный директор может быть «не в курсе» относительно содержания корпоративных документов эмитента, подлежащих обязательному раскрытию? А заодно и документов, касающихся общих собраний акционеров ОАО «Тольяттиазот» и совета директоров ОАО "Тольяттиазот», выплат дивидендов, налоговых актов и решений ФНС, вынесенных по итогам проверок деятельности завода, судебных актов, связанных с оспариванием постановлений и предписаний, которые вынесены региональным отделением ФСФР…

Более того, в определенный период Королев даже осуществлял непосредственное руководство регистратором, ведущим реестр его акционеров. Причем из последнего в силу неких, по-видимому, сверхъестественных причин регулярно исчезали миноритарные акционеры. Знакомые с деталями юристы дружно называют это «неслыханным в корпоративной практике явлением». Неужели политический беженец на радостях позабыл и об этом?

Зато вряд ли может быть забыто подхваченное СМИ решение Магистратского суда Вестминстера, которое, что называется, «по долгу службы» скрупулезно – и обильно – цитирует самого Королева, де-факто регулярно оскорблявшего в ходе заседания российское правосудие и периодически переходящего на конкретные личности, давая характеристику тому же Мосгорсуду! Словосочетания «телефонное правосудие» и «коррумпированность судебных органов» – пожалуй, самые мягкие из тех эпитетов, которыми вовсю оперировал тогда Королев.

Но все это не мешает его представителям нынче без особых церемоний стучаться в двери Мосгорсуда в поисках «утерянной» справеделивости. Не страдает, конечно, стеснением тот же адвокат Андрей Московский, который представляет интересы руководства ТоАЗа аж с 2013 года и был участником десятков судебных процессов, главным образом связанных с обжалованием следственных действий. А ведь чтобы подготовить хотя бы одну жалобу, в материалах дела нужно ориентироваться, без преувеличения, детально. Однако он громче всех сетует на сверхзагруженность и невозможность прочитать дело. Значит, правы те, кто утверждает: процесс попросту затягивается?

Иными словами, в Москве и Лондоне команда Королева пользуется совершенно разными наборами риторики, запросто меняя их, как картинку в калейдоскопе. Поверит ли 6 декабря Мосгорсуд «английскому господину»? Почему-то думается, что именно этот вопрос риторическим не является.