Александр Меликов: При правильной защите Ефремов через 1,5–2,5 года выйдет на свободу

Мнения24.08.2020
24.08.202014392

Александр Меликов. Фото: Youtube

Автор — Александр Меликов. Судья в отставке, специализировался на уголовных делах по дорожно-транспортным происшествиям. В настоящее время один из самых авторитетных юристов по представлению интересов по делам, связанным с ДТП и страховыми выплатами.

Когда задумывалась эта статья, заголовок планировался примерно следующий: «Михаил Олегович, смените адвоката!». И вот, как пророчество, Ефремов отказывается от своего адвоката Эльмана Пашаева. Что послужило истинной причиной такого отказа, возможно, скоро станет известно. Однако полагаю, что кто-то, мыслящий реалистически, подсказал Ефремову, что при такой тактике защиты ему не стоит надеяться не только на оправдательный приговор, но и на относительно гуманный обвинительный.

Что мы имеем? На следующее утро после ДТП Ефремов, относительно протрезвев, на всю страну покаялся в совершенном преступлении. Поняв всю тяжесть содеянного и неизбежность наказания, он либо его близкие занялись поиском адвоката. Раскаяние раскаянием, но защищаться как-то надо. И адвокат вскоре нашелся — не то чтобы знаменитый, но довольно известный в своих кругах.

Имея 7-летний опыт работы следователем по делам о ДТП, такой же стаж работы судьей и уже 15-летний срок работы защитником по той же категории дел, я тоже, естественно, поставил себя на место адвоката и разработал для себя линию защиты.

Итак, преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 264 УК РФ, в совершении которого обвиняется Ефремов, предусматривает наказание от 5 до 12 лет лишения свободы. (Сроки за неосторожное преступление колоссальные. Например, умышленное убийство наказывается лишением свободы на срок от 6 до 15 лет.) Преступление относится к категории тяжких (ч. 4 ст. 15 УК РФ). Отбывание наказания может быть назначено как в колонии-поселении, так и в исправительной колонии общего режима (п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ). Условно-досрочное освобождение по данной статье возможно после отбытия половины срока назначенного наказания (п. «б» ч. 3 ст. 79 УК РФ).

В ситуации, когда все каналы несколько дней показывали и сам момент ДТП, и путь Ефремова к его совершению, и состояние артиста после выхода из автомашины, линия защиты может быть только одна: полное признание вины, раскаяние, добровольное и скорейшее возмещение морального и материального вреда потерпевшим. При этом совершенно не обязательно пояснять следствию все подробности произошедшего. Да, был пьян, да, сел за руль, подробностей не помню, в содеянном раскаиваюсь. Следует учесть хорошие характеристики, ходатайства известных друзей. Такая тактика защиты — единственно возможная в сложившейся ситуации. При таких обстоятельствах подсудимый и его защитник, скорее всего, могли бы рассчитывать на минимальное наказание (5 лет лишения свободы), а возможно и применение ст. 64 УК РФ (назначение наказания ниже низшего предела). И такое снисхождение суд смог бы мотивировать в приговоре. Скорее всего, не было бы серьезных возражений со стороны потерпевших и обвинения. То есть, получив наказание от 3 до 5 лет лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, Ефремов смог бы через 1,5–2,5 года выйти на свободу, как говорится, с чистой совестью. И, что немаловажно в его ситуации, сохранил бы лицо и, возможно, продолжил творческую карьеру.

Но в дело вступил адвокат Пашаев — и началось. Приличный гонорар получен и его надо отрабатывать. А как, если не обещанием оправдательного приговора? И вот пошли версии чуть ли не об инопланетянах за рулем. Если бы процесс продолжался в таком ключе, то приговор, как я считаю, — около 10 лет лишения свободы в колонии общего режима и мифическая надежда на УДО после 5 лет отбывания наказания.

Раз Пашаев в деле больше не участвует, то, возможно, подсудимого и некоторых свидетелей передопросят при новом адвокате. Если тактика защиты останется прежней и вместо инопланетян за руль сядут другие лица, то результат смотри выше. Но боюсь, что даже при избрании тактики признания и раскаяния процесс может оказаться уже необратимым. Время покажет.

    Владимир Байор

    24 августа 2020 at 20:41

    Разве комментирование адвокатом дел, в которых он не участвует перестало быть нарушением профессиональной этики?

    Ростислав Рычанов

    25 августа 2020 at 12:16

    А почему же он — бывший? Терзают смутные сомнения…