Апелляция сочла незаконным гонорар юриста в 10% от размера защищаемого интереса

Новости25.04.2019
25.04.20194391

Фото: Pexels

Гонорар в 255 000 руб. взыскал суд в Сахалинской области с компании, задолжавшей представителю за юридические услуги. Однако апелляционная инстанция изменила решение не в пользу юриста.

Как следует из материалов дела, в июне 2017 года местная компания «Магнит» заключила договор с юристом. Он взялся защищать интересы ООО в городском суде при рассмотрении административного дела, касавшегося начисления утилизационного сбора на ввезенный из Японии экскаватор. Согласно договору, поверенный должен был оценить перспективы дела, изучить судебную практику, оказать консультационные услуги, выполнить необходимые процессуальные действия и действия технического характера в части подготовки и оформления всех необходимых документов. Одним из пунктов соглашения было оговорено, что за выполнение поручения клиент выплачивает юристу вознаграждение, «согласованное сторонами с учетом критериев разумности, обоснованности, размера защищаемого интереса, значимости результата для доверителя и отсутствия обширной единообразной судебной практики по данному спору, в размере 10% от размера защищаемого интереса».

Суд, рассмотрев дело, возложил на «Магнит» обязанность исчислить утилизационный сбор на экскаватор и уплатить его в течение 3 месяцев. А юрист потребовал от компании оплату по договору. Он указал, что исполнил взятые на себя обязательства – в частности подготовил документы, принял участие в судебном заседании, после вынесения решения обратился с апелляционной жалобой на него. Поскольку размер защищаемого интереса составлял 2 550 000 руб., юрист предъявил клиенту счет на 255 000 руб. Когда же организация не отреагировала на претензию, представитель уступил право требования другому лицу, которое подало иск к ООО «Магнит» в Холмский городской суд.

Суд, указав, что ответчик, в отличие от истца, не выполнил свои обязательства по договору, взыскал с организации 255 000 руб. и проценты за пользование чужими денежными средствами в 11 147 руб.

Компания подала апелляционную жалобу на это решение. По ее мнению, при заключении договора стороны не пришли к соглашению, что представляет понятие «защищаемый интерес», кто должен определять его и из чего именно он складывается. Указав в договоре, что вознаграждение юристу составляет 10% от защищаемого интереса, стороны фактически поставили выплату вознаграждения в зависимость от объема работы и ее результата, тогда как в постановлении Конституционного суда РФ от 23 января 2007 года указано, что предметом договора возмездного оказания услуг является совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности исполнителем. Компания считала, что давно расплатилась по договору с истцом, и предъявила расходно-кассовые ордера на 20 000 рублей, датированные летом 2017 года.

Сахалинский областной суд согласился, что правовые основания для взыскания задолженности по договору есть, однако размер задолженности, определенный судом первой инстанции, посчитал неверным. Судебная коллегия отметила, что стороны в договоре об оказании правовых услуг не могут обусловливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения: судебное решение не может выступать ни объектом чьих-либо гражданских прав, ни предметом какого-либо гражданско-правового договора.

Судебная коллегия подчеркнула, что при вынесении решения суд, в частности, не дал оценки включенному в соглашение об оказании юридической помощи условию о выплате вознаграждения, которое поставлено в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем, – в данном случае от значимости результата для доверителя в размере 10% от размера защищаемого интереса.

Требование исполнителя о выплате вознаграждения, обоснованное условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем, не подлежит удовлетворению. В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ с учетом фактически совершенных исполнителем действий.

Учитывая объем фактически совершенных юристом процессуальных действий, суд постановил взыскать с ответчика вознаграждение в 20 000 руб. и проценты в 490,26 руб. Расходно-кассовые ордера, предъявленные компанией, суд не принял во внимание, указав, что из этих документов не следует, что выплаты были произведены юристу на основании данного договора об оказании юруслуг.

    Serhio Olodov

    28 апреля 2019 at 16:36

    А расчет суммы процентов нельзя ли привести в статье. Очень уж интересно. В условиях Дальнего востока 20000 руб. это просто копеечная сумма на представителя. Мне так кажется. Продукты то там дороже думаю раза в 2.