$ 65.67

€ 74.94

Апелляционный судья наказан за двукратное снижение срока экс-главе Россельхозбанка

Новости24.10.2018
24.10.20181106
Апелляционная коллегия Верховного суда 23 октября достаточно оперативно разобралась с жалобой бывшего члена президиума Смоленского областного суда Дмитрия Емельянова, лишенного мантии за неоправданное смягчение во второй инстанции приговора по резонансному уголовному делу. Судья оспаривал решение дисциплинарной коллегии ВС РФ, которая неправильно, по его мнению, посчитала его проступок "исключительным" и "осознанным", в то время как он просто воспользовался свободой судейского усмотрения.

– Доверенности-то исправили? – с улыбкой поинтересовался перед началом рассмотрения жалобы председательствующий Владимир Зайцев у кивнувшего ему в ответ представителя ВККС Валентина Синицына. – Ну и отлично! Все в порядке.

Как оказалось, это была единственная "интрига" заседания, большая часть которого состояла из доклада Зайцева по материалам дела. Но прежде коллегия за пару минут решила вопрос о возможности его рассмотрения без административного истца – накануне заседания Емельянов по телефону сообщил о том, что 21 октября лег в больницу, и просил отложить дело.

– Истец не представил доказательств, подтверждающих уважительность причин его отсутствия! – заметил Зайцев. – Кроме того, согласно ст. 226 КАС РФ, неявка в судебное заседание истца по этой категории дел не является препятствием…

Что касается предыстории вопроса, то докладчик лишь коротко описал перипетии судейской судьбы истца, имеющего почти четвертьвековой опыт работы в юриспруденции и степень кандидата юридических наук. Им была подана жалоба на решение ККС Смоленской области от 22 декабря 2017 года, согласно которому полномочия Емельянова были прекращены досрочно, судья лишился и третьего квалифкласса. 30 мая 2018 года ВККС оставила его без изменения, а 23 июля 2018 года дисциплинарная коллегия ВС отказала экс-судье в его жалобе на оба эти решения.

В вину Емельянову ставилось "ненадлежащее и неполноценное исполнение судьей полномочий по осуществлению правосудия". Все это относится к громкому делу экс-главы "Россельхозбанка" Тимура Кучера, осужденного летом 2017 года за многомиллионное хищение на 7 лет лишения свободы –  его дело пересматривала апелляция под председательством Емельянова. В итоге в качестве обстоятельства для смягчения наказания суд тогда неожиданно указал "частичное признание вины", и Кучеру скостили срок до 3 лет и 3 месяцев. Примерно таким же образом изменили приговор и двум другим фигурантам дела. Впоследствии данное решение было признано президиумом облсуда безосновательным, в адрес судей вынесли частное постановление.

Еще один эпизод, некоторым образом повлиявший на участь судьи, относится к 13 января 2017 года, когда Емельянов будто бы примчался на место ДТП, одним из участников которого оказался тогдашний зампред Смоленского облсуда Анатолий Петровский. Служитель Фемиды, как утверждали свидетели, настойчиво уговаривал другого водителя по фамилии Чудиков признать свою вину в случившемся и сулил ему приличную сумму денег на ремонт авто.

Региональная ККС, разрешая дисциплинарное дело, отметила явную необоснованность трактования судом под председательством Емельянова такого обстоятельства, как частичное признание вины, в качестве смягчающего, и это повлекло "назначение несправедливого наказания". Было указано, что все случившееся свидетельствует о "явной недобросовестности или профессиональной некомпетентности судьи".

Дисциплинарная коллегия ВС РФ вполне согласилась с выводами ККС и ВККС, отметив, что подобные трактовки  "искажают саму природу судебного акта". В приведенных суждениях суд усмотрел формальный подход Емельянова к разрешению возникшей правовой ситуации. Сам судья, необходимо отметить, объяснял свои действия "свободой судейского усмотрения". В то же время в Верховном суде не нашли своего подтверждения доводы о том, что после упомянутого ДТП Емельянов понуждал Чудикова к признанию вины в его совершении – по этой части его "оправдали".

В апелляционной жалобе Емельянов обращался к закону о статусе судей, согласно которому нельзя прекратить судейские полномочия "за выраженное решение" – исключение составляет лишь вступивший в силу приговор, устанавливающий виновность судьи в преступном злоупотреблении. Судья же обязан оценивать все доказательства по рассматриваемому делу никак иначе, нежели "по своему внутреннему убеждению", и при этом "давать собственное толкование" выбранным в данном случае нормам закона.

– В общем, он действовал в рамках судейского усмотрения, – подытожил Зайцев. – И утверждает, что его стаж работы свидетельствует о невозможности осознанного нарушения закона. И еще – Емельянов считает, что исключение дисциплинарного проступка… связанного с давлением на участника ДТП, должно было смягчить решение квалифколлегии, столь суровое наказание… Что скажете?

Последнее было адресовано к единственному из представителей сторон по делу – Валентину Синицыну, терпеливо дожидавшемуся своей очереди.

– Поддерживаю отзыв на жалобу от ВККС, подписанный ее председателем Николаем Тимошиным! – быстро заявил он. – Просим оставить решение без изменения.

– Так, а в прениях еще будете выступать? – на всякий случай поинтересовался Зайцев.

Услышав отрицательный ответ, он объявил, что суд удаляется на совещание. Ждать решения пришлось буквально минут десять: жалобу Емельянова, как и ожидалось, тройка не удовлетворила.