Верховный суд переносит бремя доказывания

01 Апр 18.36 7914

Заемщик, желающий переложить часть долга на супруга, теперь должен доказывать, что кредит был потрачен на нужды семьи

Алексей Солодовников, «В советском суде». Иллюстрация: wikipedia/commons

Алексей Солодовников, «В советском суде». Иллюстрация: wikipedia/commons

Вопрос о том, как разводящиеся супруги должны расплачиваться ко кредитам, по-прежнему вызывает сложности у судов, а единообразной практики нет. В марте 2016 года до Верховного суда РФ дошло дело супругов Матвеевых из Карелии. Они делили имущество, а заодно и ответственность перед Сбербанком по потребительскому кредиту.

Ирина Матвеева видела развод так: трехкомнатную квартиру с мебелью и бытовой техникой надо полностью отдать ей, супругу выплатить половину стоимости этого имущества и оставить автомобиль. Что касается долга перед банком, то она хотела, чтобы он был общим. Анатолий Матвеев считал, что всю собственность надо разделить в равных долях, а долг перед банком должна выплачивать его супруга, так как условия кредитного договора предусматривали использование средств для ее личных целей (из материалов дела в ВС суммы вымараны, судебные постановления первых двух инстанций не опубликованы).

Медвежьегорский райсуд распределил собственность следующим образом: 5/6 квартиры отошли Матвеевой, 1/6 доля и автомобиль — супругу, с него также была взыскана разница в стоимости присужденного имущества. Долговое обязательство было признано общим. Принимая решение в части кредита, первая инстанция исходила из того, что бремя доказывания использования денег на личные цели супруги возложено на Матвеева, а он доказательств не представил. В этой ситуации «суд пришел к выводу, что денежные средства были потрачены на нужды семьи, а значит, обязательство по их возврату является общим обязательством супругов», говорится в решении суда. Республиканский Верховный суд это решение поддержал и перераспределил лишь долг по кредитному обязательству с учётом уже исполненных кредитных обязательств и остатка долга.

Матвеев обратился в Судебную коллегию по гражданским делам ВС РФ и нашел там понимание. Тройка в составе Игоря Юрьева, Бориса Горохова и Татьяны Назаренко с выводами судов нижестоящих инстанций не согласилась. Она указала, что долг по личному обязательству супруга (п.1 ст.45 Семейного кодекса) взыскивается из его личных средств и не создает обязанностей для иных лиц (п.3 ст.308 Гражданского кодекса) и сделала вывод, что обязанность погашать кредит нельзя возлагать на обоих супругов. Кроме того, по мнению коллегии ВС, нижестоящие суды допустили ошибку в вопросе бремени доказывания.

«Юридически значимым обстоятельством по данному делу являлось выяснение вопроса о том, были ли потрачены денежные средства, полученные [Матеевой] по кредитному договору, на нужды семьи», — поясняет коллегия ВС в своем определении. И так как заемщиком выступала именно супруга, то и бремя доказывания использования этих средств должно быть возложено на нее. Верховный суд отменил постановления нижестоящих инстанций в части распределения обязательства по кредиту и направил дело на новое рассмотрение в Медвежьегорский райсуд.

Эксперты отмечают, что практика Верховного суда в отношении бремени доказывания поменялась в последний год. «[Еще] в сентябре 2014 года ВС указал в одном из определений, что расходование полученных по кредитным договорам денежных средств на нужды семьи презюмируется действующим семейным законодательством», — поясняет старший юрист практики семейного и наследственного права юридической фирмы «ЮСТ» Екатерина Шестакова. По ее словам, тогда ВС констатировал, что стороны должны доказывать расходование денежных средств не на нужды семьи другим супругом.

А теперь подход изменился. «В декабре прошлого года и в марте нынешнего ВС вынес определения, согласно которым именно супруг, заявляющий о разделе взятого им долга, должен доказать, что эти деньги были потрачены на нужды семьи. Только в этом случае кредит, взятый одним супругом, может быть признан общим и разделен», — говорит Шестакова. «Бремя выполнения долговых обязательств может быть возложено на обоих супругов, в случае если заемщик докажет, что полученные им денежные средства были израсходованы на нужды семьи, за исключением случаев, когда супруги заключили брачный договор на иных условиях», — добавляет юрист AstapovLawyers Валерий Белов.

Основной момент, на который следует обратить внимание в подобных делах, — это целевое назначение такого кредита в браке. «Если это были личные потребности одного из супругов, например, дорогостоящий мобильный телефон или ювелирное украшение, то в любом случае по долговым обязательствам отвечает непосредственно тот супруг, на которого оформлялся кредит. Соответственно, при разделе имущества при бракоразводном процессе этот долг не может считаться совместным, равно как и в случае взыскания этого долга со стороны кредитной организации», — поясняет юрист «Хренов и партнеры» Анна Бурдина.

Редакция L.R изменяет имена и фамилии участников разбирательства, если они не имеют значения для фабулы дела
Верховный суд РФ, семейное право, бремя доказывания, кредит супруга

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.