Верховный суд защитил вдову и ее дочь от голословного страховщика

11 Май 12.15 2698

Фото: Сергей Михеев/Коммерсантъ

Фото: Сергей Михеев/Коммерсантъ

Кристину Григорьеву, представителя своей несовершеннолетней дочери Марины, в Верховный суд привела тяжба, последовавшая за смертью отца девочки — Максима Григорьева. У того был договор ипотечного страхования на случай ухода из жизни с «ВТБ-Страхованием», заключение которого было предусмотрено условиями кредитования банка «ВТБ 24».

Этот банк выделял Григорьеву 600 000 руб. на покупку квартиры по договору 28 марта 2013 года. 3 апреля 2013 года договор ипотечного страхования был заключен, а 28 июня того же года Григорьев умер. Его единственным наследником стала дочь.

«ВТБ-Страхование» платить страховое возмещение отказалось, а когда по иску Кристины Григорьевой начался судебный процесс в Центральном райсуде Тулы, то представители страховщика попытались обосновать свои действия тем, что скончавшийся страдал хроническим алкоголизмом. Дело в том, что договор не признает страховым случаем ситуации, в момент которых застрахованный был в состоянии алкогольного, токсического или наркотического опьянения и т.п.

Однако доказательств тому не было, судья Марина Жигулина признала за Мариной Григорьевой право на страховое возмещение (493 387 рублей). «Смерть является страховым случаем, а отказ страховой компании в выплате страхового возмещения в связи с указанным случаем [хронический алкоголизм] незаконен», — говорится в решении суда.

А вот в остальной части требований первая инстанция отказала. Григорьева требовала выплаты неустойки по закону о защите прав потребителей (493 387 рублей); компенсацию морального вреда (13 255 рублей) и 50-процентный штраф, но Жигулина сочла, что оснований для этого нет. «Суд находит несостоятельными доводы стороны истца о том, что на спорные правоотношения распространяются положения закона о защите прав потребителей, поскольку [Марина] Григорьева не является стороной договора страхования и не выступает в качестве выгодоприобретателя по этому договору», — мотивировал свою позицию суд первой инстанции.

Тульский облсуд (председательствующий Ольга Епихина) с этим подходом согласился. Более того, добавил в решение фрагмент, по которому сумма страхового возмещения должна быть перечислена правопреемнику «ВТБ 24» по кредитному договору с Григорьевым — ЗАО «Ипотечный Агент ВТБ-БМ1».

Три ошибки — одна другой грубее

Но у Верховного суда — иная позиция. Судебная коллегия по гражданским делам (Вячеслав Горшков, Александр Киселёв, Виктор Момотов) направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Первая причина — это неверный подход нижестоящих инстанций к наследственным отношениям. «Поскольку страховое возмещение предназначено для погашения долга по кредитному договору, то к [Марине] Григорьевой перешли как имущественные права и обязанности стороны по кредитному договору [наследодателя], так и право требовать исполнения договора страхования», — пояснила коллегия.

Во-вторых, по мнению ВС, нижестоящие суды напрасно не применили положения закона о защите прав потребителей. Тут коллегия сослалась на постановление Пленума Верховного суда № 17 от 28 июня 2012 года. В нем говорится, что правами, предоставленными потребителю, пользуется не только он сам, но и те, кто использует товары, работы или услуги на законном основании, в том числе и наследники. В-третьих, Тульский облсуд, как считает коллегия ВС, нарушил процессуальные нормы и вышел за границы заявленных требований, когда обязал «ВТБ-Страхование» перечислить возмещение правопреемнику банка.

Эксперты считают, что нижестоящие суды допустили грубые ошибки. Директор юридической группы «Яковлев и партнеры» Анастасия Рагулина отмечает, что Марина Григорьева вступила во все правоотношения, связанные с ипотекой, в силу универсального правопреемства на нее в качестве правопреемника распространяются и положения закона о защите прав потребителей. «Это не было учтено судами при рассмотрении настоящего дела», — говорит она.

«Абсурдной представляется ситуация, когда наследник имеет право требовать страховую выплату, но право на средства защиты от недобросовестных действий по закону о защите прав потребителей по какой-то причине утрачивает, — рассуждает юрист адвокатского бюро «Линия права» Андрей Набережный. — Такая позиция создает реальную угрозу для слабой стороны — наследника, поскольку с [другой] снимается угроза повышенной ответственности за неисполнение обязательства».

Партнер коллегии адвокатов «Юков и партнёры» Светлана Тарнопольская осторожна в оценках относительно ошибки с выходом за пределы исковых требований, что представляет собой грубое нарушение процессуальных прав. «Не исключено, что без этого истец вообще мог бы получить отказ в иске, но данных для анализа недостаточно, 100-процентных выводов я бы не стала делать», — говорит Тарнопольская. По ее мнению, обращает на себя внимание то обстоятельство, что ВС выявил нарушение норм материального и процессуального права обеими инстанциями, но направил дело для пересмотра только в апелляцию, руководствуясь практически лишь общими принципами обеспечения права на эффективную судебную защиту и процессуальной экономии.

Редакция L.R изменяет имена и фамилии участников разбирательства, если они не имеют значения для фабулы дела
правопреемство, наследственное право, кредитный договор, договор страхования, страховое возмещение

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»