Кассация запретила судьям опираться на показания полиграфа

01 Дек 13.24 9618

Фото: Pixabay

Фото: Pixabay

От использования показаний полиграфа в качестве доказательства по уголовному делу предостерег судей президиум Московского областного суда, рассмотрев жалобу на приговор перевозчице кокаина.

Осужденная Екатерина Чернова была задержана весной 2013 года в подмосковном аэропорту Домодедово при прохождении таможенного контроля с 3 кг кокаина, которые она перевозила в потайном отделении сумки транзитом из Бразилии в Таиланд. В июле 2014 года Домодедовский горсуд признал женщину виновной по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 (приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору) и ч. 4 ст. 229.1 УК РФ (контрабанда наркотических средств, в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору). Ей было назначено 15,5 года колонии общего режима.

В июле 2014 года судебная коллегия по уголовным делам Мособлсуда, рассмотрев апелляционную жалобу, снизила с 15 до 10 лет наказание по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК и вынесла окончательный приговор – 15 лет 4 месяца колонии общего режима. Осужденная обжаловала решения в кассационном порядке.

Президиум Мособлсуда ее жалобу удовлетворил частично. Суд до 9 лет смягчил наказание по ч. 1 ст 30, ч. 5 ст. 228.1 УК (кассация усмотрела дополнительное смягчающее обстоятельство), поэтому общий приговор составил 15 лет и 2 месяца колонии общего режима. Президиум также исключил из приговора ссылку на заключение психофизиологической экспертизы на полиграфе, которое суды первой и второй инстанции учитывали как доказательство вины осужденной.

В частности, во время следствия Чернова заявляла, что не знала о наркотиках, спрятанных в сумке. Эксперты, проверив ее на полиграфе, выявили "выраженные устойчивые психофизиологические реакции", свидетельствующие об обратном. Кроме этого, полиграф показал, что Чернова собиралась передать кокаин неустановленному лицу в столичном регионе или в Таиланде "для последующей реализации".

Президиум Мособлсуда отметил, что уголовно-процессуальный закон не предусматривает законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе. А сами выводы исследования на полиграфе не могут рассматриваться в качестве надлежащего доказательства – их нельзя признать научно обоснованными из-за отсутствия достоверной методики, исключающей вероятностный характер высказанных суждений. Вместе с тем президиум указал, что исключение ссылки на выводы экспертизы из приговора в данном случае не влияет на выводы суда о доказанности вины осужденной, подтвержденной совокупностью доказательств.
судебная практика, Мособлсуд, доказательства, уголовный процесс,

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»