"Нет коммерческой организации, которая не подпадает под 210-ю статью УК"

05 Окт 09.12 6956

Юристы обсудили, почему обычные предприятия становятся преступными сообществами
 

«Бегство фабриканта», Кукрыниксы

«Бегство фабриканта», Кукрыниксы

В экономических делах слишком широко применяется ст. 210 УК "Организация преступного сообщества или участие в нем" (максимальное наказание – пожизненный срок). Признаки преступного сообщества пытаются найти там, где их в реальности не имеется или есть банальная деятельность организованной группы. Об этом заявил ведущий научный сотрудник НИИ Академии Генпрокуратуры РФ Павел Агапов в ходе масштабной дискуссии на одной из площадок «Деловой России».

Преступное бизнес-сообщество

«Причина этого в том, что ФЗ №245 от 3 ноября 2009 года изменил понятие преступного сообщества – оно из "сплоченного" стало "структурированным», – считает Агапов. Это позволило поставить понятие в один ряд с террористическими и экстремистскими сообществами и в то же время подчеркнуть экономический характер деятельности такого преступного сообщества. С другой стороны, "структурированной" можно признать, по сути, любую коммерческую организацию, подчеркнул юрист. Например, взаимодействие подразделений организации при совершении даже одного преступления позволяет признать это деятельностью преступного сообщества. Действия отдельных лиц экстраполируются на деятельность всей коммерческой структуры. Таким образом, даже заурядные правонарушения получают порой весьма жесткую санкцию.

Эксперт напомнил, что изначально ст. 210 в УК появилась как средство борьбы с лидерами преступных структур. Для них был предусмотрен состав ч. 4 статьи, который вменяется лицу с "высшим положением в преступной иерархии" (именно эта часть предусматривает пожизненный срок – L.R). Этот состав чрезвычайно редко применяется на практике. Его, например, вменили Захарию Калашову (Шакро Молодому).

Но по факту главная мишень этой статьи – коммерческие структуры, которые в нестабильной экономической ситуации в стране вынуждены держаться на плаву, совершая мелкие правонарушения. Под нестабильной ситуацией эксперт понимает финансово-экономический кризис, излишнюю подвижность законодательства, "компанейщину" правоохранительных органов.

Доля раскрытых преступлений, совершенных организованными группами с 2012 года, – не более 1,4%. А раскрытых дел о преступных сообществах – 0,1% от общего числа, поделился статистикой Агапов. Часто такие дела стоят на оперативном учете и до суда идут крайне медленно, причиняя фигурантам материальный и психологический ущерб, сказал он. В итоге это приводит к прекращению коммерческой деятельности. Ст. 210 и аккомпанирующая ей ст. 35 (совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом) далеки от законодательного совершенства, считает Агапов. Оценочные признаки в них не формализованы, многие неудачно расшифрованы, в том числе Пленумом ВС, утверждает эксперт.

Адвокаты хотят сотрудничать с Генпрокуратурой

С сотрудником НИИ Генпрокуратуры согласились и представители адвокатского сообщества, выступившие в центре общественных процедур «Бизнес против коррупции» (одна из площадок «Деловой России»). Так, председатель президиума Московской коллегии адвокатов «РОСАР» Сергей Ахундзянов назвал «правовым манипулизмом» привлечение предпринимателей по ст. 210 УК. Он согласился с Агаповым в том, что это системная проблема, которая выражается и в законодательстве, и в правоприменении, и в судебной практике. А также напомнил о старой дискуссии, связанной с необходимостью внесения в УК понятия «сферы предпринимательской деятельности» и преступлений в этой сфере.

Ахундзянов также предложил "Бизнесу против коррупции" и схожим организациям создавать реестры предпринимателей, которые привлекаются по ст. 210, и вести мониторинг правовых оснований для этих дел. При этом с участием Генпрокуратуры нужно получить информацию об уже закрытых делах по ст. 210 в отношении предпринимателей и предложить прокуратуре проверить законность привлечения к ответственности. Необходимо, по мнению адвоката, также разработать правовые критерии разграничения организованной группы и преступного сообщества в процессе предпринимательской деятельности. Рассмотреть эти вопросы он предложил на Пленуме Верховного суда. "Если мы не сделаем этого, то предприниматели будут еще быстрее "утекать" из страны, а за ними и их дети", – заключил Ахундзянов.

С ним согласен адвокат Московской городской коллегии адвокатов Борис Кожемякин. Он говорил о манипуляции Уголовным кодексом и ст. 210. "Нет коммерческой организации, которая не подпадает под ст. 210", – утверждает он. Кожемякин считает, что без гражданской и арбитражной преюдиции уголовное привлечение по "предпринимательским" делам недопустимо. "Ответственность предпринимателей нужно ограничить, а преступное сообщество оставить преступным сообществом", – сказал он.

Напомним, что проблемы привлечения предпринимателей к уголовной ответственности сейчас обсуждаются очень активно. (см, например, материал Legal.Report "Cажать нельзя, оставить на свободе"). Так, председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев анонсировал новое постановление Пленума ВС РФ, разъясняющее вопросы применения мер пресечения для подозреваемых и обвиняемых по "предпринимательским" уголовным делам.

 
уголовное правоприменение, предприниматели

Vladimir Akimov 05-10-2016 10:59

В 210-й речь о совершении тяжких и особо тяжких преступлений, а не о "мелких правонарушениях".

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.