Мосгорсуд разобрал судейские ошибки, пропущенные в апелляции

05 Окт 19.17 2910

Фото: msksud.ru

Фото: msksud.ru

Московский городской суд представил обзор судебной практики по уголовным делам, рассмотренным в кассационной инстанции в первом полугодии 2016 года.

В документе анализируется большой массив дел, решения по которым пересмотрены президиумом Мосгорсуда из-за неправильного применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов. В обзор вошли дела, касающиеся преступлений против собственности, против жизни и здоровья, против безопасности движения, против госвласти, интересов госслужбы и другие.

В частности, кассация разбирает следующее дело, в котором было нарушено право обвиняемого на защиту. Приговором Преображенского районного суда Москвы от 2 декабря 2014 года Г. Казанкова, ранее судимая, осуждена по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (приготовление к сбыту наркотиков) к наказанию в виде 4 лет лишения свободы; по двум эпизодам ч. 1 ст. 228 УК РФ (хранение наркотиков) к наказанию в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы за каждое преступление. По совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 5 лет колонии общего режима. Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Мосгорсуда от 3 июня 2015 года приговор оставлен без изменения.

Как отмечает президиум МГС, в соответствии с ч. 1, ч. 2 ст. 50 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый вправе пригласить несколько защитников. Из нормы ч. 2 ст. 49 УПК РФ следует, что по определению или постановлению суда в качестве защитника, наряду с профессиональным адвокатом, могут быть допущены один из близких родственников или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый (подсудимый). Принятое по ходатайству о допуске близких родственников или иных лиц к участию в деле в качестве защитника решение должно соответствовать ч. 4 ст. 7 УПК РФ и отвечать требованиям законности, обоснованности и мотивированности.

Однако при рассмотрении настоящего дела указанные нормы закона были нарушены судебными инстанциями. В ходе судебного разбирательства подсудимая Казанкова дважды заявляла ходатайство о допуске наряду с адвокатом в качестве защитников Е. Грозновой и А. Сосниной, мотивируя тем, что указанные лица являются сотрудниками Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости им. Андрея Рылькова, обладают знаниями и опытом социальной работы с людьми, страдающими наркозависимостью и сопутствующими заболеваниями.

Кроме того, подсудимая в своих ходатайствах указывала, что адвокаты, осуществлявшие ее защиту по назначению суда, неоднократно менялись и фактически не осуществляли ее защиту, однако отказаться от услуг назначенных ей адвокатов она не имела возможности в силу требований ч. 2 ст. 49 УПК РФ, согласно которым защитник, не являющийся адвокатом, может быть назначен лишь наряду с адвокатом. При рассмотрении дела судом первой инстанции защиту Г. П. Казанковой осуществляли адвокаты Е. Колокольникова (11 сентября 2014 года), П. Сакмаров (25 сентября, 2, 10, 16 октября, 18 ноября и 1 декабря 2014 года) и Н. Козина (20, 23 октября и 6 ноября 2014 года), назначенные судом в порядке ст. 51 УПК РФ.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных Казанковой ходатайств о допуске наряду с адвокатом в качестве защитников Грозновой и Сосниной, сослался на отсутствие оснований для допуска лиц в качестве защитников наряду с адвокатом, а также указал о том, что защиту подсудимой осуществляет профессиональный адвокат.

При этом, как отмечает президиум МГС, судом не было учтено, что в соответствии с правовой позицией Конституционного суда РФ, выраженной в определении от 11.07.2006 г. N268-О, отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться закрепленным в ч. 2 ст. 49 УПК РФ способом защиты свидетельствует об ограничении гарантируемого ч. 2 ст. 45 Конституции РФ права и может иметь место лишь при наличии существенных к тому оснований, в том числе предусмотренных уголовно-процессуальным законом обстоятельств, исключающих участие защитника в производстве по уголовному делу. По своему конституционно-правовому смыслу содержащаяся в ч. 2 ст. 49 УПК РФ норма не предполагает право суда произвольно – без учета других норм УПК РФ, в частности ч. 1 ст. 50 УПК РФ, предоставляющей обвиняемому право пригласить для участия в уголовном деле нескольких защитников, – отклонять соответствующее ходатайство обвиняемого, а обязывает суд разрешить этот вопрос, руководствуясь требованиями УПК РФ, положениями Конституции РФ.

Таким образом, решение, принятое судом по ходатайствам осужденной о допуске в качестве защитников указанных лиц, не отвечает изложенным требованиям закона, а мотивы, по которым указанным лицам отказано в допуске к участию в деле, приведенные судом в постановлении, противоречат нормам ч. 2 ст. 49 УПК РФ, ч. 1 ст. 50 УПК РФ.

Кроме того, суд апелляционной инстанции, как следует из протокола судебного заседания, в нарушение требований уголовно-процессуального закона оставил без рассмотрения аналогичное ходатайство Казанковой о допуске Е. Грозновой в качестве защитника наряду с адвокатом.

Президиум Мосгорсуда приговор Преображенского райсуда Москвы и апелляционное определение коллегии МГС в отношении Казанковой отменил, уголовное дело передал на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.
Мосгорсуд, судебная, уголовный процесс

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»