ВС усомнился в экспертах по геологии

08 Июл 12.00 2516

Перевозка золотой руды на территории месторождения компании «Полюс». Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Перевозка золотой руды на территории месторождения компании «Полюс». Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Экономическая коллегия Верховного суда 7 июля разбиралась в споре ЗАО «Золотодобывающая компания «Полюс» с поставщиком оборудования ЗАО «РОСТ-С». Спустя три года после поставки у покупателя возникли претензии на 15,4 млн руб., и три инстанции (Арбитражный суд Красноярского края, 3-й ААС и АС Восточно-Сибирского округа) их удовлетворили. Но у «РОСТ-С» остались нарекания к качеству экспертизы и срокам исковой давности, поэтому компания обратилась с жалобой в ВС.

Предмет спора — забоечная машина для горных работ (БелАЗ) — покупателем оплачен, но не используется и продолжает оставаться у недовольного качеством «Полюса». На заседании Верховного суда адвокат «РОСТ-С» Игорь Татарович изложил последовательность событий так: 11 января 2011 года «Полюс» получил произведенную по индивидуальному заказу на машиностроительном заводе «Звезда» машину в разобранном виде. Сборку осуществлял «Полюс» самостоятельно, хотя в договоре поставки это не было отмечено. По условиям договора претензии нужно было заявить в течение 20 дней. 16 января «Полюс» представил рекламацию, но потом ее отозвал, а 25 января полностью оплатил товар, тем самым подтвердив, что нареканий по нему нет, говорил представитель истца. В мае 2011 года добывающая компания предъявила первые претензии, но до судебного разбирательства не дошло. А в апреле 2014-го от «Полюса» поступила официальная претензия с требованием замены товара, которая и привела компании в суд.

В первой инстанции «Полюс» требовал замены некачественного товара и 4,9 млн руб.: неустойки за товар без сопроводительных документов, некачественный товар и пользование чужими средствами. А в сентябре того же года была назначена экспертиза, в ходе которой, как заявил эксперт в суде первой инстанции, машина сломалась. Компания сменила требования на исключительно денежные, повысив их в три с лишним раза — до стоимости машины.

Экспертизу проводил «Сибирский федеральный университет» в лице проектно-экспертного отдела «Горное бюро». Эксперты (Игорь Демченко, Виталий Мигунов, Евгения Назарова) признали машину не соответствующей характеристикам, заявленным в договоре. «К тому, как экспертиза назначалась и проводилась, у нас большие вопросы», — говорил Татарович. Он рассказал, что между «Полюсом» и университетом существует письменное соглашение, в рамках которого компания финансово обеспечивала исследования «Горного бюро». Татарович сказал, что экспертное заключение подписано его руководителем Александром Косолаповым, который был членом технического совета «Полюса» на момент экспертизы. А Назарова делала для компании коммерческие исследования, что подтверждает информация на сайте университета.

На вопрос судьи Ольги Киселевой, почему же «РОСТ-С» не стал заявлять ходатайств после постановления о назначении экспертизы, Татарович ответил, что все это стало им известно лишь в апелляционной инстанции. Но представитель «Полюса» Елена Контонистова отвергла эти доводы и сказала, что Косолапов участия в экспертизе не принимал, а просто подписал документ как руководитель (с этим доводом согласилась и апелляция). Коммерческие отношения с экспертами она также опровергла и пояснила, что они указали это на сайте «для престижности». «Никаких выплат в рамках трудовых или гражданско-правовых отношений им не было», — заверила она.

У «РОСТ-С» было свое техническое заключение, но все три инстанции его во внимание не приняли, подчеркнул Татарович. Согласно ему, машину эксплуатировали не менее 70 часов. Кроме того, «Полюс» после получения доработал машину, это можно было установить даже без экспертизы, уточнила начальник юротдела «РОСТ-С» Юлия Зырянова. Машина до сих пор находится у них. 

— Они ее эксплуатируют? — поинтересовалась у истцов судья Киселева.

Истцы ответили, что им это неизвестно. Татарович напомнил, что первая официальная претензия от «Полюса» поступила через три года после получения товара, а судебное разбирательство началось еще позже. Сроки исковой давности нарушены, говорил он.

Представитель «Полюса» Елена Контонистова сказала, что машина сейчас не используется, так как "РОСТ-С" вопреки условиям договора не предоставил разрешения на использование опасного объекта. Она использовалась только при «приемочных испытаниях» на заводе и при экспертизе. В гарантии у машины 1500 моточасов, в сравнении с ними 70 часов — это «капля в море», сказала она. «Машина стоит у нас как новая, мы не можем ей пользоваться», — посетовала она. Контонистова подчеркнула, что, по их мнению, машина изначально на заводе не соответствовала договорным характеристикам и это было видно без экспертизы.

— А в процессе сборки нельзя было увидеть, что что-то не то поставлено? — поинтересовалась Киселева.

— В январе об этом между компаниями была переписка, и только потом организованно предъявили претензии...

После недолгого совещания судьи Елена Золотова, Ольга Киселева и Рамзия Хатыпова определили отменить все решения предыдущих инстанций и направить дело на новое рассмотрение.
Верховный суд РФ, экономическая коллегия

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»