«Вкладчик или держатель ценных бумаг?»

09 Июн 18.56 2406

В этом разбирался Верховный суд в деле между банком «Траст» и его «рядовым вкладчиком»

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Заслуженный врач-стоматолог Карелии Владимир Ольшевский дошел до Верховного суда РФ, желая получить назад свои 6,2 млн руб. с ПАО «Национальный банк «ТРАСТ», оздоровлением которого занимается банк «Открытие». Свои деньги он решил сберечь не на вкладе, а с помощью 31 кредитной ноты, которые банк обязался либо перепродать по более высокой цене кому-то другому, либо выкупить самостоятельно [сроки покупки и предполагаемого выкупа из актов вымараны]. Но не сделал ни того, ни другого.

Свой отказ банк объяснил тем, что голландская компания-эмитент, с которой у него был договор субординированного займа, аннулировала кредитные ноты, а Ольшевский предъявил требование о выкупе уже после того, как информация об аннулировании появилась на сайте «Траста». Но в Петрозаводском горсуде, куда Ольшевский обратился с требованием обязать банк выкупить ценные бумаги и взыскать деньги, этот аргумент не сработал.

Судья Петрозаводского горсуда Елена Емельянова, а потом и Верховный суд Республики Карелия (Елена Переплеснина, Елена Черонко, Галина Гудкова) единодушно поддержали заявителя, признав заключенный договор — договором репо[1]. Суды отметили, что информация об аннулировании нот должна размещаться на сайте Банка России, а не на сайте банка. Кроме того, сам договор о выкупе ценных бумаг предусматривает прямой запрет на односторонний отказ от исполнения обязательств. Нельзя было возлагать на Ольшевского риски договора субординированного кредита, следует из судебных актов. Он не является его стороной и не мог самостоятельно узнать (а доказательств его уведомления банк не представил) о допсоглашении между «Трастом» и эмитентом, допускавшем односторонний отказ банка от погашения кредита, следствием которого и стала аннуляция ценных бумаг. Суды решили, что банк нарушил права Ольшевского «как потребителя финансовой услуги» и оштрафовали его. Сумма из актов вымарана, но по закону «О защите прав потребителей» она составляет 50 процентов от присужденного.

«Мы не можем купить то, чего не существует»

Решение банк «Траст» отправился оспаривать в коллегию ВС по гражданским делам. Представитель банка Ирина Кондрашова на заседании 7 июня доказывала суду, что договора репо между банком и Ольшевским не было. «Мы считаем, что это договор купли-продажи, если мы говорим о договоре обратного выкупа ценных бумаг», — отвечала она на прямой вопрос председательствующего Сергея Асташова (в коллегии были также судьи Сергей Романовский и Елена Гетман).

— Исходя из общих положений о договоре и обязательстве, должен был договор со стороны банка исполняться либо нет? — поинтересовался он.

— Если бы ноты не были аннулированы, то должен, — после продолжительного молчания ответила Кондрашова. А применительно к спору подчеркнула, что «предмета исполнения обязательства нет, мы не можем купить то, чего не существует в природе, у нас не было возможности приобрести ценные бумаги».

Не вкладчик, а квалифицированный инвестор

Кондрашова убеждала и судей в том, что в этом споре нельзя применять закон «О защите прав потребителей». В Ольшевском банк видит квалифицированного инвестора, деятельность которого направлена на извлечение прибыли и является предпринимательской. «Взаимоотношения сторон носят не личный характер», а кредитные ноты «не могут быть приобретены для личных и бытовых нужд», ссылалась она на подп.«д», п.3 постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 года № 17[2].

С этим был категорически не согласен представитель Ольшевского Михаил Матвеев, утверждавший, что его доверитель — «рядовой вкладчик», который имел «значительные суммы на депозите». «Никаких познаний в области сделок с ценными бумагами он не имел», — подчеркнул он и рассказал, что Ольшевский просто согласился на предложение банка разместить деньги на более выгодных условиях. Покупка кредитных нот не изменила его статуса, он так и остался вкладчиком банка, а не стал держателем ценных бумаг.

— Но ведь требования истца основаны на том, что он является держателем ценных бумаг и банк обязан их выкупить назад, — обратил внимание Асташов.

— Это был способ размещения его денег.

— Если вы были вкладчиком, тогда нужно просить о возвращении денег, а вы просите именно то, когда хотят избавиться от ценных бумаг, — подсказала коллегия.

— Суд должен был исходить из того, что он владелец ценных бумаг? — уточнил Асташов.

— Формально, да, — отозвался Матвеев.

Судья Гетман поинтересовалась, был ли предусмотрен агентским договором суд, который будет рассматривать спор, на что Матвеев рассказал, что это должен был быть Басманный райсуд Москвы. Но так как доверитель избрал правовую защиту как потребитель, дело рассматривалось в Карелии по месту его жительства.

После этого судьи около получаса провели в совещательной комнате, а потом сообщили, что акты нижестоящих судов отменены, а дело отправлено на рассмотрение в Басманный райсуд Москвы.

В сложившейся ситуации избранная позиция Ольшевского «выглядит менее перспективной, чем другие способы защиты», считает юрист юрфирмы Nektorov, Saveliev & Partners Максим Белозеров. По его мнению, истцу нужно либо поменять заявленные требования на взыскание убытков, либо дополнительно оспаривать правомерность списания кредитных бумаг с его счета депо. «Другое дело, что и используя иные способы защиты, вкладчики банка в Басманном суде приходят к тому же результату», — пессимистично заключает он.

Руководитель судебной практики «Инфралекс» Юлия Карпова считает, что Верховный суд не просто так отправил дело на рассмотрение в Басманный райсуд Москвы. «Возможно, что коллегия пришла к выводу об отсутствии основания для применения положений ст.17 Закона о защите прав потребителей и ч.7 ст.29 ГПК РФ, устанавливающих право потребителя предъявить иск по своему месту жительства, и о необходимости руководствоваться правилами о подсудности, установленными договором, — считает она. — Если это действительно так, то согласно позиции ВС Ольшевский в отношениях с банком выступает не в качестве потребителя».

Примечания:

[1] П.2 ст.51.3 № 39-ФЗ. Договором репо признается договор, по которому одна сторона (продавец по договору репо) обязуется в срок, установленный этим договором, передать в собственность другой стороне (покупателю по договору репо) ценные бумаги, а покупатель по договору репо обязуется принять ценные бумаги и уплатить за них определенную денежную сумму (первая часть договора репо) и по которому покупатель по договору репо обязуется в срок, установленный этим договором, передать ценные бумаги в собственность продавца по договору репо, а продавец обязуется принять ценные бумаги и уплатить за них определенную денежную сумму (вторая часть договора репо).

[2] Под финансовой услугой понимается «услуга, оказываемая физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.)».
вклад, банк Траст, кредитная нота, ценные бумаги

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.