До ВС дошло аномальное дело

14 Июн 10.33 3112

Судьи указали бывшим супругам на ошибки при дележе финансово-юридического вуза

Иллюстрация: Shutterstock

Иллюстрация: Shutterstock

10 июня экономическая коллегия Верховного суда РФ рассмотрела «исключительный случай», который, по мнению ответчика, не имеет прямого законодательного регулирования. Судьи Елена Борисова, Ирина Грачева и Наталья Чучунова в течение трех часов необычайно эмоционального заседания выясняли, что же на самом деле произошло с имуществом бывших супругов Анжелики Виноградовой и Владислава Назарова.

Главная «беда»

В 1995 году выпускник УрГЮА, бывший следователь Назаров стал единственным учредителем и ректором «Уральского финансово-юридического института» в Екатеринбурге, зарегистрировав его как негосударственное образовательное учреждение. А в 1996 году он женился на Виноградовой, известной на Урале телеведущей, которая позднее возглавила попечительский совет вуза. Уже в период брака началось строительство 7-этажного учебного корпуса площадью в 11 937 кв. м в центре города. Оно финансировалось за счет доходов от образовательной деятельности, при этом право оперативного управления зданием было закреплено за институтом, а в собственность его так никто и не оформил. Это и послужило причиной многолетней судебной тяжбы.

В 2008 году, еще до окончания стройки, семья распалась. Виноградова попыталась в судебном порядке добиться признания спорного имущества совместно нажитым, но не достигла успеха — суд отказал ей по той причине, что она не вкладывала средства в строительство. Тем не менее ей удалось зарегистрировать за собой ½ доли в праве собственности на здание (в отношении другой доли записей в ЕГРП нет) и внести ее в уставный капитал собственного ООО «Лоза». В последующие годы институт пытался оспорить регистрацию права собственности Виноградовой, но разные инстанции отказывали в принятии иска, ссылаясь на то, что истец использует «ненадлежащий способ защиты», так как не может претендовать на защиту права собственности, обладая лишь правом оперативного управления.

Сам вуз продолжал работу и в 2014 году в соответствии с требованиями законодательства об образовании сменил организационно-правовую форму на автономную некоммерческую организацию (АНО). Виноградовой возникновение нового юрлица дало повод обратиться в суд с требованием о взыскании неосновательного обогащения за пользование ее недвижимостью. Компенсацию предполагалось получить за период, прошедший с момента преобразования (на тот момент — за семь месяцев), по ставкам аренды офисных помещений. Сумма иска составила 37 млн рублей. Суд апелляционной инстанции поддержал истца, однако кассация с ним не согласилась — после этого ООО «Лоза» обратилось в ВС РФ.

«Закон молчит об этом!»

Запись в ЕГРП, посредством которой Виноградова стала обладательницей доли в праве собственности на здание, представители ответчика назвали «аномальной». И в начале заседания просили ВС приостановить производство по этому делу. Они говорили, что Кировский райсуд Екатеринбурга уже рассматривает уголовное дело в отношении сотрудницы областного управления Росреестра Людмилы Осиповой, которой «инкриминируется использование служебного положения в целях совершения незаконного внесения записи в ЕГРП» (ч.1, 3 ст.285.3 УК РФ — до десяти лет лишения свободы), и предположительный приговор «коренным образом повлияет на исход дела». Ходатайствуя о прекращении производства, представитель ответчика также заметил, что «сумма, которую просит истец, непомерная для института, это приведет к его банкротству и прекращению деятельности».

Истца, ООО «Лоза», представляли юристы фирмы «Хренов и партнеры». Они убедили суд отказать в принятии ходатайства. «Дело возбуждено незаконно. Сторона оказывает давление на нас и на судей», — сказала Елена Юнина. Ее коллега Роман Беланов поставил вопрос ребром: «Может ли лицо безвозмездно пользоваться имуществом, если у него нет никаких прав на это?» Он утверждал, что истец желает «привести ситуацию в нормальное правовое русло». «Мы не хотим студентов выгонять, мы не хотим крови — занимайте здание, но платите за него. Мы имеем право на плату за пользование», — поддерживала его Юнина.

Адвокаты «Лозы» настаивали, что ни у Назарова, ни у самого института нет никаких прав на здание. «Учреждение не может владеть имуществом на праве собственности — оно собственность его учредителя, — разъясняла Юнина. — Имущество было получено в период брака. Доли были его и ее. Но его право собственности подтверждено не было. Ну не хочет Назаров регистрировать долю — и закон не накладывает на него этой обязанности. А Виноградова зарегистрировала». Она указала и на то, что АНО создается на основании имущественных взносов, а учредитель недвижимое имущество не вносил. «А здание как было отдельно от вас, так и осталось, вы не собственники!» — говорила она уже ответчику.

— При реорганизации переход права не требует регистрации! — парировал представитель института, юрист Евгений Петров.

— Согласно ст.129 ГК РФ есть права, которые ограничены в обороте! В том числе право оперативного управления. Оно к вам не перешло после реорганизации, а правом собственности вас не наделили! — настаивала Юнина.

— Законная реорганизация не может порождать неосновательное обогащение — это отрицание эффекта правопреемственности! — отозвался Петров. — Есть учредитель — он наделен правом создания некоммерческой организации. Согласно доктрине правопреемства его право собственности перешло и к организации. Таким образом, после реорганизации уже существовавшее право оперативного управления трансформируется в право собственности! Но нам не дали это доказать! Так как он не имеет на это право!

— То есть вы полагаете, что к вам право оперативного управления все-таки перешло после реорганизации? — уточнила судья Борисова. — Вы полагаете, что при реорганизации к вам переходит право на то имущество, которым первоначальный учредитель уже не обладал!

— Закон молчит об этом! — ответил Петров.

— Вы думаете, что учреждение могло само зарегистрировать на себя имущество, а не собственник? Это соответствовало закону? — спросила Борисова, имея в виду первоначальную регистрацию оперативного управления в 2008 году.

— Вам не кажется, что аномалия не запись ЕГРП, а то, что Назаров сам не зарегистрировал свое право собственности на здание, и от этого вся и беда? — вмешалась судья Чучунова, последние слова которой были еле слышны из-за одновременных возгласов всех четверых представителей ответчика. «Надо было!» — громогласно отозвались они.

Ошиблись в математике

Помимо всего прочего, институт обвинял ООО «Лоза» и суды в неверном исчислении суммы возмещения. «Довод ответчика о необходимости исключать подвалы и чердаки, ну... простите меня — ставка рассчитывается по квадратному метру!» — возмущалась на это Юнина. Однако судья Чучунова сообщила представителям истца, что здесь они заблуждаются: «Ставка в данном случае рассчитывается не за квадратный метр, а целиком за здание. Не может по одной ставке рассчитываться офисное и подвальное помещение. Здесь другая методика расчета».

Представители Виноградовой сослались и на то, что ответчик не предоставил никаких контррасчетов, а должен был — согласно принципу состязательности процесса. Однако, по-видимому, их позиция суд не убедила — коллегия приняла решение отменить апелляционное постановление, удовлетворив требования института. Теперь дело возвращено на новое рассмотрение, где институт будет вновь доказывать свою правоту. «А точно отменили апелляцию?! — спрашивал у окружающих не верящий своему счастью Петров. — Давно так не радовался отмене! Мы так боялись, что оставят в силе апелляцию!»
Верховный суд РФ, кассация, экономическая коллегия

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»