ВС не поверил в преследование судьи со стороны СКР

11 Мрт 22.16 1590

Местные коллеги его защищали, но в Москве их резоны не оценили

Вид города Назрань. Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Вид города Назрань. Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Судье Малгобекского горсуда Корешу Кокурхоеву жизнь испортил квартирный вопрос. Следственный комитет заподозрил его в афере с жилищным сертификатом. В 2005 году Кокурхоев, по версии СКР, с которой можно ознакомиться по материалам последовавшего затем разбирательства в органах судейского сообщества, купил два дома общей площадью 275 кв. м в селении Зязиков-Юрт Малгобекского района, но скрыл этот факт, а спустя четыре года обратился в жилищно-бытовую комиссию МВД по Республике Ингушетия с просьбой предоставить ему субсидию на покупку жилья. Кокурхоев уже пять лет был судьей, но имел право получить жилищный сертификат через МВД, так как 23 года проработал в органах внутренних дел.

Его заявление удовлетворили, он получил сертификат на 2,8 млн руб., с помощью которого, по версии СКР, приобрел дом уже в Назрани, но потом расторг договор купли-продажи и получил деньги наличными. Эти действия следственные органы посчитали хищением в особо крупном размере и решили возбудить уголовное дело по ч.4 ст.159.2 УК РФ (мошенничество при получении пособий, субсидий и пр. — до 10 лет лишения свободы). От СКР в Квалификационную коллегию судей Республики Ингушетия ушло представление с просьбой санкционировать уголовное преследование Кокурхоева, но дважды последовал отказ.

Решения ККС не опубликованы, поэтому об их содержании можно судить только по материалам ВККС. В них говорится, что ингушская коллегия усмотрела в попытке уголовного преследования судьи желание повлиять на выносимые им решения.

Этой версии на заседании в Верховном суде, который сегодня занимался делом Кокурхоева, придерживается и сам судья. «От меня просили выносить определенные решения по конкретным делам. У нас такое бывает — к тебе приходит некое лицо и дает понять, как нужно рассмотреть [дело]», — говорил Кокурхоев. Что касается покупки жилья, то судья излагал историю так: в домовладении в Зязиковом-Юрте он действительно жил с 2005 года, но по договору найма, а купил его с помощью сертификата только в 2009-м, что подтверждают соседи. А техпаспорт и кадастровый паспорт на эту недвижимость у Кокурхоева, по его словам, появились только в начале 2012 года. На тему расторжения договора на покупку дома в Назрани судья не распространялся.

В отличие от ингушской ККС Высшая квалифколлегия судей оснований защищать Кокурхоева не нашла. Представитель ВККС Валентин Синицын говорил сегодня на заседании в ВС, что решение ККС Ингушетии не имело достаточной мотивировочной базы: «В нем были ссылки на позицию Кокурхоева о связи между его уголовным преследованием и профессиональной деятельностью судьи, но так и не было понятно, какие же факты они взяли за основу итоговых выводов». По мнению Синицына, связь между служебным положением Кокурхоева и действиями СКР не усматривается. Кроме того, добавил он, решение ККС Ингушетии «принято с существенными процедурными нарушениями и не может быть законным». Судя по материалам ВККС, речь идет о том, что на втором заседании ингушской квалифколлегии по делу Кокурхоева 2 апреля 2015 года голосовали трое ее членов, не присутствовавших на первом — 13 марта. А это противоречит п.3 ст.18 положения о порядке работы ККС.

Членам ВККС, судя по информации с ее сайта, дважды пришлось отменять решение своих ингушских коллег и удовлетворять просьбу СКР. Первый раз это было сделано и июне прошлого года, второй — в ноябре. А сегодня правильность позиции Высшей квалифколлегии подтвердил судья Верховного суда Николай Романенков.
преступления судей, ВККС, ККС Республики Ингушетия, Кореш Кокурхоев, СКР, Верховный суд РФ

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.