Экзамен в Верховном суде для банковских юристов

12 Май 23.33 4252

Иногда судьям хочется получить четкий ответ о природе банковской гарантии

Маринус ван Реймерсвале, фрагмент картины «Менялы». Иллюстрация: wikiart

Маринус ван Реймерсвале, фрагмент картины «Менялы». Иллюстрация: wikiart

Банк «Таврический» в последние два года регулярно фигурирует в публикациях о расследовании нескольких уголовных дел, а на банковских форумах пишут, что добиться исполнения им обязательств крайне сложно. Сегодня, 12 мая, подобным случаем занимался Верховный суд, и для представителя «Таврического», санацией которого с марта 2015 года занимается банк «МФК» миллиардера Михаила Прохорова, заседание превратилось в неприятный экзамен.

«Таврический», к которому ранее имел отношение ныне осужденный за покушение на мошенничество экс-сенатор Александр Сабадаш, выдал 25 апреля 2014 года банковскую гарантию в пределах €1,9 млн для ООО «Ливиз». Это одно из ликероводочных предприятий, которые связывают с тем же Сабадашем. Кредитором выступал «ТрансКапиталБанк», с которым «Ливиз» уже осенью того же года расплачиваться не стал, и в сентябре-октябре 2014 года в «Таврический» дважды поступили обращения с требованием исполнить гарантию.

Ответил «Таврический» уже после того, как 11 февраля Центробанк ввел в нем временную администрацию и началась стадия предупреждения банкротства. Исполнение банковской гарантии препятствует восстановлению платежеспособности банка, а потому платить «Таврический» не будет, узнали в ТКБ.

Последовало обращение в суд с требованием взыскать долг в размере €1,9 млн, €34 500 процентов за пользование чужими денежными средствами и неустойку в размере 6,96% годовых от размера задолженности по основному долгу. Но и Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области (Николай Чекунов), и 13-й ААС (Татьяна Жукова, Надежда Попова, Яна Смирнова), и АС Северо-Западного округа (Татьяна Шпачева, Виталий Дмитриев, Наталия Малышева) отказали ТКБ.

Суды основывали свои выводы на положениях закона о банкротстве (ст.102 — отказ от исполнения сделок должника и ст.189.39 — отказ от исполнения договоров и иных сделок кредитной организации), по которым временный управляющий финансовой организации имеет право отказаться от исполнения сделок, если они препятствуют восстановлению платежеспособности должника.

Представитель ТКБ Михаил Грязев сегодня объяснял судебной коллегии ВС в составе председательствующей Ирины Букиной, Ивана Разумова и Сергея Самуйлова, что ссылка на эти нормы неверна. «Необходимо применять положения Гражданского кодекса о расторжении договора», — сказал Грязев. Речь шла о п.2 ст.450.1 (отказ от договора) и п.2 ст.453, по которой при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства.

— Вы отделяете понятие «обязательство» и «исполнение сделки»? — поинтересовалась судья Букина.

— Да, уважаемый суд, — отозвался Грязев. Затем он заявил, что нет доказательств существования такой причинно-следственной связи, где будет отражено, что исполнение банковской гарантии перед ТКБ приведет к полной неплатежеспособности банка «Таврический». «Любое юридическое лицо может набрать кредитных обязательств, потом объявить себя банкротом и отказаться от любых сделок, тем самым восстановить свою платежеспособность, — говорил Грязев. — Это незаконно, поскольку противоречит всем нормам».

— Тут главное — либо вы первые подали исковое заявление, либо они первые отказались. Какой у вас подход? — заинтересовался судья Разумов.

— Полагаю, что в том случае, если обязательство уже наступило, тогда отказываться нельзя. Если не наступило, то это спорный вопрос, — ответил представитель ТКБ. Но второй вариант для спора с «Таврическим», по его мнению, не подходит.

— Можно отказаться от исполнения банковской гарантии? — поинтересовался Разумов.

— Полагаю, что нет, — ответил Грязев.

— Почему? — уточнил Разумов.

— Можно сказать, что сделка уже практически совершена, обязательства уже возникли, — пояснил Грязев.

Представитель «Таврического» Екатерина Демидова долго рассуждала на тему ухудшения положения банка, о его кредитном портфеле и финансовом состоянии, но коллегию интересовало право.

— К обеспечительным сделкам можно применять ст.102 закона о банкротстве? — перебила ее судья Букина.

— Запрета в законе нет, — ответила представитель «Таврического».

— Можно ли отказаться от поручительства? — включился в разговор Разумов.

— Также можно отказаться, — ответила Демидова.

— То есть, получается, достаточно уйти в процесс банкротства, чтобы снять все обеспечительные меры, а потом выйти из него, — удивленно заметил Разумов. Знака вопроса в его реплике не чувствовалось.

Судьи еще долго пытались получить ответ Демидовой, какова же природа банковской гарантии и можно ли отказаться от нее, но четкого ответа так и не получили. «Не знаете, можете не отвечать!» — отрезала Букина. Демидова покраснела.

На обсуждение решения у коллегии ВС ушло не более пяти минут. Судебные акты нижестоящих инстанций отменены, дело направлено на новое рассмотрение в первую.
Верховный суд РФ, санация, банковская гарантия

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»