ВС разобрался с застарелым спором

16 Июн 09.51 2290

«Тот, кто пригонял автомобиль, умер, а автосалон уже не существует», но спор продавца и покупателя продолжается

Фото: Andrei Kholmov/Shutterstock

Фото: Andrei Kholmov/Shutterstock

Гражданская коллегия Верховного суда (Вячеслав Горшков, Сергей Асташов и Александр Киселев) вчера разрешила спор об исковой давности в деле об автомобиле, сменившем несколько владельцев, последний из которых обнаружил у него «перебитые» номера.

В августе 2004 года Валерий Копылов[1] за 125 000 рублей купил у Сергея Лебедева ВАЗ-21113 2003 года выпуска, а через десять лет продал машину за 90 000 рублей Петру Шерсткову. Но тому отказали в ее постановке на учет из-за несоответствия идентификационных номеров, после чего он отменил сделку. Копылов решил, что автомобиль уже в момент покупки в 2004 году «имел существенные недостатки» и обратился с судебным иском о расторжении договора купли-продажи к Лебедеву.

Первая инстанция, Котласский городской суд Архангельской области, удовлетворила требования покупателя, его поддержали апелляция и кассация. Суды сочли, что трехлетний срок давности в данном случае не пропущен, так как о нарушении своих прав истцу стало известно лишь в 2014 году. А значит, с этого времени и нужно отсчитывать.

Старший юрист адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Игорь Дергунов удивлен таким решением судов. «Без ответа», по его мнению, остается и то, «почему суд первой инстанции сослался на нормы о сроках, установленные для признания оспоримых сделок недействительными, поскольку было заявлено требование по ст.450 ГК РФ — о расторжении договора». То есть о признании его ничтожным, уточняет юрист.

Алена Ермоленко, старший юрист корпоративной практики «ФБК Право», считает, что исчисление срока исковой давности с 2014 года «может быть обоснованным только в том случае, если Горбунов не подделывал документы». «В таком случае о нарушении своего права он действительно узнал в 2014 году и является добросовестным участником», говорит она. Но, к сожалению, отмечает эксперт «из вынесенных судебных актов вывод о том, подделал ли кто-то документы на машину, не следует — суды его не исследовали», а этот вопрос «является ключевым» в данном деле.

Лебедев не согласился с таким решением трех инстанций и дошел до Верховного суда. Заявителя жалобы на заседании представлял адвокат Владимир Федосеев, который говорил, что дело «показательно с точки зрения справедливости и целесообразности подхода законодателя». По его словам, истцу по этому делу не может помочь даже пресекательный десятилетний срок, введенный с сентября 2013 года в дополнение к трехлетнему сроку давности, потому что на момент возникновения правоотношений ничего подобного закон не предусматривал. «Сам законодатель придал нововведениям обратную силу», — подчеркнул он. Также он обратил внимание судей на изменение стоимости автомобиля. «Парадокс в том, что посредством судебного расторжения договора Копылов получит 125 000!» — возмущался адвокат.

Судья Асташев поинтересовался у Федосеева, оспаривает ли их сторона факт самого нарушения права, — были ли повреждения еще в 2004 году? «Нам неизвестно, что было. Откуда что взялось — неизвестно. Тот, кто пригонял автомобиль, умер, а автосалон уже не существует», — пояснил адвокат. От истца на заседании никого не было.

Коллегия судей приняла решение отменить судебные акты апелляции и вернуть дело на новое рассмотрение. Причиной возвращения Ермоленко называет то самое «недостаточное исследование» доказательств судами. «Вообще надо признать, что вопрос применения сроков исковой давности при оспаривании или расторжении цепочки последовательных договоров всегда непростой, особенно в ситуации, когда отдельные договоры из этой цепочки оцениваются разными судами», — считает она.

По мнению Дергунова, истец Копылов сам должен был обнаружить порок, поскольку автомобиль с «перебитыми» номерами не соответствовал своей документации, и ВС вполне резонно мог поставить под сомнение его добросовестность. «Если порок существенного свойства автомобиля появился после заключения оспариваемого договора, то какие вообще к продавцу могут быть претензии? Если же до — вопрос опять-таки к покупателю, почему он не заявлял об экспертизе в первой инстанции. Тот факт, что при перепродаже в 2014 году вскрылись недостатки, не свидетельствует, что они были в 2004-ом», — рассуждает эксперт.

[1] Редакция L.R изменяет имена и фамилии участников разбирательства, если они не имеют значения для фабулы дела.
Верховный суд РФ, кассация

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.