ВС решил упредить ошибки в судебной системе

15 Мрт 20.43 3264

И дал переговорщикам из Совета по кодификации время на предложения к постановлению пленума

  • Евгения Попкова
Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Пленум Верховного суда обсудил сегодня, 15 марта, проблему применения некоторых положений Гражданского кодекса об ответственности за нарушение обязательств. Эти нормы[1] были приняты год назад, вступили в силу с 1 июня 2015 года, но уже спустя девять месяцев ВС с завидной оперативностью подготовил проект соответствующего постановления. «Ряд разъяснений, содержащихся в проекте, опережают еще не сформировавшуюся судебную практику», — говорил судья-докладчик Сергей Романовский. Проект постановления пленума призван удовлетворить потребности участников гражданского оборота, направлен на правильное применение законодательства и предотвращение судейских ошибок.

Особое внимание Романовский уделил вопросу ответственности за неисполнение обязательств в натуре введением в ГК ст.308.3, на основании которой суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму. Верховный суд назвал этот институт «судебной неустойкой», уплата которой «не влечет прекращения основного обязательства», поясняется в абз.2 п.28 проекта. «Законодатель ввел гражданско-правовую ответственность за ненадлежащее исполнение судебного акта в узкой категории дел, что должно повысить исполняемость», — прокомментировал Романовский.

В целом институт судебной неустойки описан в п.32 проекта. «В результате ее присуждения исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение», — объяснил смысл Романовский.

Романовский также остановился на ст.406.1 ГК, устанавливающей возмещение потерь, возникших в случае наступления определенных в договоре обстоятельств. «Такой институт ранее не был известен ни советскому, ни российскому законодательству, — пояснил он. — Возмещение [в этом случае] осуществляется независимо от наличия нарушения обязательств и причинной связи между поведением стороны и подлежащими возмещению потерями».

Не всем участникам обсуждения проект показался полным. «К сожалению, в проекте не нашел отражения актуальный в судебной практике вопрос о возможном начислении процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму судебных расходов», — сказал зампред Арбитражного суда Поволжского округа Денис Плотников. Он также выдвинул идею подготовки отдельного разъяснения по вопросу применения положений ст.317.1 ГК (проценты по денежному обязательству), и с ним в отношении важности этой проблемы согласился заместитель генпрокурора РФ Сабир Кехлеров.

В этом отношении сегодняшнее заседание Пленума ВС перекликалось с состоявшейся накануне дискуссией в президентском Совете по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства. Там спорили о том, что вообще делать со ст.317.1 ГК. Бизнес называет главной ее проблемой то, что была сломана ранее существовавшая практика, новую норму не связали с публично-правовыми аспектами, начались проблемы с налоговыми органами, говорил замдиректора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Андрей Габов. Это самое страшное, это убивает бизнес, сетовал он. «Налоговые органы исходят из того, что если возникло основание для предъявления требования о начислении процентов, соответственно возникает и основание для уплаты налога на доход, — конкретизировала доцент кафедры международного частного и гражданского права МГИМО Анна Архипова. — Такая позиция подтверждена в одном из разъяснений Минфина на этот счет».

Член Совета по кодификации, замруководителя Исследовательского центра частного права при президенте РФ Лидия Михеева предлагает два варианта решения проблемы. Первый: вообще отказаться от существования в ГК ст.317.1, учитывая, что правила части второй ГК о займе сформулированы как возмездные, а также, что правила о процентах по займу применяются к «чисто денежным» обязательствам в порядке аналогии закона. Второй вариант состоит в том, чтобы все же сохранить норму, но исправить общее правило о применении процентов по умолчанию, указав, что статья применяется, только если это предусмотрено законом или об этом договорились стороны сделки. Сейчас действует обратное правило: компании могут предусмотреть, что эта статья не используется применительно к их отношениям, и делают это, дабы избежать претензий со стороны налоговиков.

Михеева надеется, что «многие вопросы могут быть решены в ходе разработки и принятия Пленумом ВС», однако Габов в этом усомнился. «У меня нет ощущения, что мы сможем договориться на научно-консультативном совете и решить все вопросы в постановлении Пленума ВС», — скептичен он. При этом вариант отказа от ст.317.1 ГК кажется ему «идеальным». Председатель Суда по интеллектуальным правам Людмила Новоселова тоже выступала за отказ от статьи, которая поломала существовавшую ранее практику.

С идеей исключения ст.317.1 из ГК категорически не согласны были судья Высшего арбитражного суда в отставке Василий Витрянский и завкафедрой гражданского права МГУ, зампред Совета по кодификации Евгений Суханов. «Мы долгое время, к сожалению, были, наверное, единственной страной с кодексом, где не было законных процентов. Они были даже и в проекте Гражданского уложения Российской империи», — рассуждал Суханов. Он напомнил, что даже в дореволюционных учебниках писали, что есть процент как плата за деньги, за кредит и есть процент за просрочку. «При наличии ст.317.1 у нас все вопросы к ст.395 снимаются, [она] становится чистой воды неустойкой за просрочку исполнения денежного обязательства, — убеждал он собравшихся. — Надо дать нормальное толкование, и все встанет на свои места».

В результате участники заседания договорились, что Витрянский и Новоселова подготовят свои предложения. А судья ВС РФ, член Совета Вячеслав Горшков сказал, что в ходе доработки проекта постановления Пленума ВС можно будет представить свои замечания и предложения к документу.

Проект постановления Пленума ВС, несмотря на то, что он готовился более шести месяцев, еще будет дорабатываться. «Вопросы еще открыты», — сказал Кехлеров.

[1] см. федеральный закон от 8 марта 2015 года № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации».
Верховный суд РФ, толкование права, Совет по кодификации, гражданское законодательство

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.