Бесплатные советы по русскому юридическому языку

15 Апр 09.52 6526

И риски, которые есть в его использовании

Леонид Пастернак, «Муки творчества». Иллюстрация: wikipedia/commons

Леонид Пастернак, «Муки творчества». Иллюстрация: wikipedia/commons

Наряду с результатами последней по времени судебной реформы участники XII Юридического форума России, который ежегодно организует газета «Ведомости», обсуждали тему «Русский юридический язык как зеркало российского права». Некоторые убеждены, что ясность речи юриста — его преимущество, другие — ратовали за сохранение субъязыка, потому что иначе можно остаться без работы.

Грамотность юриста — доверие клиента

Директор юрдепартамента крупного застройщика, группы компаний «Эталон», Виктория Цытрина несколько лет назад обратила внимание на огромное количество ошибок, порой искажающих смысл, в деловой переписке коллег-юристов. Диктант показал, что они часто делают грамматические ошибки, распространены и стилистические — предложения бывают настолько перегружены, что изначальный смысл искажается.

Компания организовала обучение. Занятия вел преподаватель русского языка, который работает с юристами и понимает их «птичий язык», раз в год они повторяются. Грамотная речь повышает капитализацию юриста как профессионала на рынке, считает Цытрина. «Если заказчик видит, что мы написали что-то некорректно и неграмотно, то доверие к нам не будет таким, каким бы мы хотели его видеть», — говорила она. По ее словам, встречают по одежке, а провожают по умению выделять деепричастные обороты.

— Кого-то уволили по результатам диктанта? — кто-то поинтересовался из зала.

— Нет. Побоялись искового заявления, — отшутилась Цытрина.

Краткость — залог понимания

Говорили на конференции и о том, какими должны быть документы для заказчика по форме и содержанию. Цытрина убеждала собравшихся в том, что юрист должен излагать свою мысль кратко и понятно для неспециалиста, особенно, если речь идет об «инхаусах», так как они выступают не в роли консультантов, а готовят и предлагают конкретные решения. «Не надо обращаться к истории, как ты пришел к этому выводу, расписывать, почему ты так считаешь. Ты даешь конкретный совет, поэтому он должен быть понятен», — говорила она.

«Количество страниц вашего заключения должно быть прямо пропорционально уровню человека, которому вы пишете в компании, а время на его подготовку — обратно пропорционально, — соглашался замгендиректора по правовым вопросам компании «Базовый элемент» Игорь Макаров. — Если вы пишете первому лицу, то больше одной страницы просто запрещено. Если второму — напишите две. Третье лицо, как правило, юрист, занимающийся проблемой, он может почитать и побольше». Джон Хайнз, партнер юрфирмы Morgan Lewis, глава энергетической практики в России и СНГ, советовал коллегам интересоваться у клиента до выполнения задания, в каком объеме тот желает получить заключение: на двух страницах или на 10-15.

Одна из причин непонимания между юристами и их клиентами, считает Макаров из «Базового элемента», кроется в том, что первые настолько загружены выученным в институте и на работе, что стараются посвятить клиента во все эти знания. «Клиенту это вовсе не нужно, — говорит он. — Ему не так важно, почему тот пришел к тому или иному выводу. Ему нужно знать, что делать». Макаров предлагает делать краткие заключения в начале документа. «Не должно быть русского детектива с выводом в конце, дайте краткое заключение в начале. Если вы хотите, чтобы информация хорошо отложилась, повторите вывод в конце другими словами», — считает он.

Не Толстой нужен, а Чехов

У юристов существует желание перегрузить документ информацией о номерах судебных решений, ссылками на Гражданский кодекс со всеми редакциями и всеми датами. «Это абсолютно абсурдная вещь! — говорил Макаров из «Базового элемента». — Вы теряете читателя. Если вы считаете, что в этом есть какая-то информационная нагрузка — сносите в приложение». Не стоит повторять из раза в раз фразы, не несущие смысловой нагрузки, например, «общество с ограниченной ответственностью «Тополек»». Зато нужно структурировать документ: нумеровать, выделять основные вопросы, а не писать сплошным текстом, считает Макаров.

Правило краткости работает и при подготовке процессуальных документов, считает адвокат, партнер адвокатского бюро Forward Legal Ольга Карпова. «Часто процессуальные документы пишутся так, как будто рядом с автором сидел Лев Николаевич Толстой, под локоть толкал и говорил: напиши судье все, все обстоятельства вашего спора, сошлись на все нормы права, процитируй всю практику, на которую ссылаешься, на все доводы ответь. И ничего, что исковое заявление на 15 страниц. У судьи работа такая — пусть сидит читает», — рассуждала она.

Но перегруженный работой судья будет только благодарен, считает Карпова, если стороны откажутся от цитирования, рассказа обо всех обстоятельствах дела и сосредоточатся на обстоятельствах предмета доказывания, а все доводы заявят в начале, на первой странице документа. «Если судья поймет вас сразу, то и убедить его будет легче», — считает адвокат. Поможет четкая структура документа, короткие фразы и простые предложения, активный залог и отсутствие повторов. Карпова считает, что нужно ориентироваться на подход Антона Павловича Чехова, который сказал, что «хороший писатель тот, который вовремя может поставить точку».

Логика в документах должна быть, а юрист должен понимать, кому и что он пишет, соглашалась руководитель юрдепартамента российского подразделения французской машиностроительной компании Alstom Юлианна Вертинская. Но вот с необходимостью упрощения юридического языка она не соглашалась. «Если любой человек будет способен сделать юридический текст, то я думаю, что многие из нас останутся без работы», — сказала она. Может быть, правда, и шутила. Хотя бы наполовину.
юридическое сообщество

Sergei Vorobev 16-04-2016 00:25

Извините что не по теме, но по теме не могу. Не смог читать текст из-за шрифта. Буква "и" имеет такую тонкую наклонную линию, что превращается в 2 палочки.

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»