«Россия все еще не взяла правовой барьер»

17 Май 20.31 1866

Председатель КС оправдал его дилемму

Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин. Фото: Евгений Павленко/Коммерсантъ

Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин. Фото: Евгений Павленко/Коммерсантъ

Свой доклад на международной конференции, посвященной 25-летию Конституционного суда РФ, его председатель Валерий Зорькин использовал для того, чтобы то ли обосновать, то ли оправдать позицию КС. Судя по словам Зорькина, она формируется под воздействием двух факторов: с одной стороны, понимания того, что Конституционный суд должен обеспечивать движение государства и общества вперед, с другой, осознания... Нет, Зорькин не произносил слова «отсталость», но характеристики, которые он давал, синонимичны этому понятию.

«Мы находимся в переходном этапе своего развития. Россия все еще не взяла правовой барьер в настоящем смысле», — заявил председатель КС. У него было и объяснение: трудно надеяться на это «после тысячелетних стереотипов, в которых закон и право отнюдь были не на первом месте». «Главным принципом было — давайте жить по правде, а не по закону», — считает Зорькин.

Идеал правового мира

Это противопоставление, считает глава КС, в свое время дорого стоило России — оно раскололо общество, и страна «умылась кровью революции и гражданской войны». Это нужно помнить, говорил Зорькин, и заниматься утверждением правосознания в обществе, чтобы «не было поворота вспять, не было бы этих эксцессов, и в России окончательно бы восторжествовал правовой мир и верховенство права».

У этого подхода, у противопоставления правды и права, как считает Зорькин, и сейчас есть сторонники. Это, как он выразился, «видные представители политической общественности». Кто именно, он не сказал.

Не назвал он и правовые позиции, которыми КС «способствует выравниванию стартовых возможностей поколения, которое вступает в жизнь». Жаль. Молодежь знала бы, что надо ценить. Впрочем, это касается и старшего поколения. По словам Зорькина, КС занял «достаточно последовательные позиции» о том, что государство должно обеспечить для граждан. «Прежде всего, это поддержание слабых слоев населения: пенсионеров, нетрудоспособных», — говорил он, но тоже без конкретики.

Впрочем, если говорить в целом, то КС стремится проявить «некоторую разумную сдержанность» в области защиты социальных прав, «считаясь с действительностью, возможностями государства». Нельзя забывать, говорил Зорькин, какая большая разница между уровнем жизни ФРГ и России. «Конечно же, это накладывает отпечаток на самочувствие общества, на его претензии к государству», — считает председатель КС.

Прогрессор и стабилизатор

Единственным конкретным примером в докладе Зорькина о том, что позиция КС обеспечивает прогресс правопорядка по сравнению с господствующими в обществе представлениями, был вопрос смертной казни. Хотя 60-70% россиян высказываются за ее использование, КС пошел не в русле общественных ожиданий, а против них и в 1999-м и 2009 году высказывался против, напомнил Зорькин. «[В стране сложился] конституционно-правовой режим, который дал уверенность гражданам, что они не могут быть приговорены к этой высшей мере наказания», — сказал председатель КС.

«На Конституционный суд накладывается большая задача уловить прогрессивные тенденции, чтобы подтянуть за собой общество, а где-то не наломать дров и не создать конфликтную ситуацию», — обобщил Зорькин. Примером стабилизирующей функции суда он назвал решение КС, по которому в России не может быть региональных партий, а только всероссийские. На Кавказе «любая региональная партия автоматически превращается в религиозную, что означает в этих условиях смерть светского государства», объяснил Зорькин резонность этого «некоторого ограничения» в условиях, когда «только-только был обуздан сепаратизм» 1990-х.

ЕСПЧ и российская специфика

Не обошел вниманием Зорькин и расхождения в правовых позициях между Россией и ЕСПЧ. По его словам, надо учитывать национальную специфику. В пример тут он привел легализованные в некоторых станах Европы гей-парады. «Представьте себе, что завтра эта группа выйдет в городе Махачкале или Грозном. Дальше говорить? Танками обеспечивать [безопасность участников]? — удивлялся он. — Речь идет об определенном менталитете общества, которое, конечно же, должно ориентироваться на то, чтобы и секс-меньшинства имели право на защиту, но, наверное, до такой степени, чтобы не ломать нормативы, а иметь возможность жить тоже по Конституции».

Что касается новых полномочий КС, — определять исполнимость решений ЕСПЧ — ничего плохого в них он не видит. «Если бы я был в Венецианской комиссии, сказал бы следующее: лучше, если этот вопрос будет решать не правительство, а все же нейтральный арбитр, который достаточно легитимирован в России, и я бы сказал, пользуется доверием», — объяснил он свою позицию.

Эту свою новую компетенцию российский КС апробировал в апреле 2016 года на решении ЕСПЧ по делу «Анчугов и Гладков против России». Страсбургский суд признал недопустимость запрета осужденным участвовать в выборах, а КС констатировал, что полного запрета и нет, а потому решение ЕСПЧ реализуемо. Об этом же сегодня говорил и Зорькин. Он привел пример, что в российском УК есть такое наказание, как арест — осужденный не лишается права голосовать на выборах. Также председатель КС заявил, что к лишению свободы приговариваются преимущественно те, кто совершил тяжкие преступления, и рецидивисты. Тут, наверное, с ним много кто поспорил бы.

Такой подход, судя по всему, понравился Венецианской комиссии. Ее председатель Джанни Букиккио сегодня на конференции сообщил, что ему «очень радостно» видеть, как КС пришел к выводу, что не нужно отказываться от исполнения решения ЕСПЧ.

КС и верховная власть

На эту тему можно было бы не говорить, но, видимо, Зорькина задевают публикации в прессе, содержание которых он изложил так: «КС под пятой Кремля» и под его диктовку работает. «Мне кажется, что люди, которые рассуждают об этом, смешны», — сказал председатель КС. Если бы это было так, то претензий быть не должно — такой была логика Зорькина. «У нас десятки и сотни решений КС, которые в русле прогрессивных изменений. Тогда хороший Кремль», — сказал председатель КС. Видимо, это была ирония.

Он рассказал, что «ни разу не получил указание со стороны президента, тем более не выполнил его». Единственное исключение — это звонок президента Борис Ельцина в 1993 году. По словам Зорькина, глава государства возмущался тем, что КС выступает против него — тогда суд дважды признавал неконституционными президентские указы о роспуске Верховного совета. «Мы с судьями считали, что история нас рассудит», — сказал сегодня Зорькин.
Конституционный суд РФ, Венецианская комиссия, Валерий Зорькин, ЕСПЧ

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»