По заданию ВС обобщена судебная практика о генетической экспертизе отцовства

18 Июл 14.41 2502

Самарской областной суд представил обобщение судебной практики по рассмотрению судами региона в 2013–2016 годах дел, связанных с установлением происхождения детей.

Как отмечается, обобщение проведено по заданию Верховного суда РФ. Для анализа из районных судов были истребованы гражданские дела данной категории. Всего на обобщение поступило 616 дел из 28 судов области.

В 2013–2016 годах судами Самарской области не рассматривались споры, связанные с установлением происхождения ребенка от матери (материнство) в связи с подменой (умышленной либо неумышленной) ребенка в медицинской организации, в связи с оставлением ребенка в бэби-боксе, а впоследствии желанием возврата ребенка в семью.

Значительную часть поступающих в суды дел составляют гражданские дела, связанные с установлением судом факта признания отцовства. В подавляющем большинстве случаев удовлетворение судами указанных требований основывалось на свидетельских показаниях родственников, близких и иных лиц, которые обладали соответствующими сведениями об отношениях сторон. Показания свидетелей являлись ключевыми доказательствами по гражданским делам об установлении судом факта признания отцовства умершего лица или лица, признанного безвестно отсутствующим при необходимости назначения ребенку пенсии по случаю потери кормильца.

В практике судов Самарской области имеют место случаи удовлетворения исковых требований об установлении факта признания отцовства в связи с их признанием ответчиками. Так, на основании положений статей 39 и 173 Гражданского процессуального кодекса РФ решением Сергиевского районного суда от 23.07.2013 года по гражданскому делу №*** удовлетворены исковые требования Ш***я Н. В. об установлении факта признания отцовства умершего Н***а А. А. в отношении двух детей истца. Признание иска сделано ответчиками (родственниками умершего) после получения судом результатов судебной молекулярно-генетической экспертизы, подтвердившей отцовство Н***а А. А. с вероятностью 99,9998%.

Как показывает судебная практика, смерть предполагаемого отца не является препятствием к проведению судебной экспертизы, допускающей взятие образцов ДНК для сравнительного исследования у родственников умершего, как это имело место в данном деле, в рамках которого образцы взяты у родного брата умершего.

По аналогичному пути проводились экспертные исследования в рамках рассмотрения Красноармейским районным судом Самарской области гражданского дела №*** по иску Г***а А. В. об установлении в отношении него отцовства умершего Г***а В. Д. и признании наследником, в ходе которого образцы ДНК взяты от предполагаемых бабушки и дедушки истца по линии Г***а В. Д., свидетельствующих о кровном родстве с вероятностью 99,9999% и послуживших основанием для установления отцовства.

Таким образом, указывает Самарский облсуд, заключения судебных медицинских молекулярно-генетических экспертиз во всех случаях их назначения судами, как показывает судебная практика по анализируемой категории дел, ключевым образом влияли на принятое в итоге решение. Вместе с тем при принятии решения по существу суды оценивали заключения экспертов в совокупности с иными имеющимися в деле доказательствами, каждое из которых не являлось исключительным средством доказывания.

Иные представляемые судам по названной категории дел доказательства, в частности заключения (акты, справки) органа опеки и попечительства, пенсионных и иных социальных органов и организаций, фотоматериалы, сведения о служебном, социальном, материальном положении, носят, как правило, дополнительный характер и сами по себе достаточными для удовлетворения требований не являются, что представляется правильным, исходя из предмета доказывания и правоотношений сторон, носящих исключительно личный характер.
судебная практика, гражданский процесс, семейное право

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»