​Захват с характерным запахом

18 Дек 17.14 1058

Миноритариев обвинили в попытке завладеть главным аммиачным производством страны

Скандал вокруг корпоративного конфликта между хозяевами и акционерами ОАО «Тольяттиазот» окончательно сместился в уголовную плоскость: СМИ узнали о направленной в Генпрокуратуру жалобе защиты экс-руководства завода – крупнейшего поставщика аммиака в России о якобы незаконности и необоснованности возбужденного против него уголовного дела. В этом документе ОАО «Уралхим» и Евгений Седыкин фактически обвиняются в попытке получить контроль над комбинатом путем банального рейдерского захвата.

«Необоснованно, абсурдно, незаконно»

Примерно в середине 2000-х 10% акций ТоАЗа приобрел «Уралхим» олигарха Дмитрия Мазепина – и с того самого времени между ним и хозяевами «Тольяттиазота» тянется конфликт, на конец которого не рассчитывают даже самые отчаянные оптимисты. Более того, по информации, размещенной 7 февраля 2017 года на портале «Век», это не просто рядовая бизнес-склока, а попытка рейдерского захвата комбината!

В рамках длящегося уже пятилетку дела ТоАЗа его экс-руководителей вместе с «верхушкой» компании-дистрибьютора обвиняют в хищении производимого заводом аммиака и карбамида, а также в «неполучении прибыли» и нанесении «существенного ущерба» как самому обществу, так и интересам его акционеров, в том числе ОАО «Уралхим» и самому г-ну Седыкину. СКР считает обвиняемых владельцами иностранных фирм, которые контролируют мажоритарный пакет акций ТоАЗа.

В настоящее время расследование по делу завершено (хотя адвокаты обвиняемых упорно настаивали на «многочисленных нарушениях»), и сейчас оно готовится к передаче в Генпрокуратуру для принятия решения по обвинительному заключению. Ряд же экспертов – и, видимо, не без оснований – утверждает: все это «аммиачное дело» вполне вписывается в саму логику захвата.

В жалобе защиты, направленной в надзорный орган, содержится требование прекратить «незаконно возбужденное» уголовное дело, построенное сплошь на «недопустимых доказательствах». Так, адвокаты обращают особое внимание на то, что в деле, прежде всего, отсутствует заявление ТоАЗа. А решение о его возбуждении могло быть принято исключительно при наличии заявления от собственника похищенного имущества.

Более того, обвинение в хищении вовсе абсурдно, считают адвокаты, – в частности, потому, что в материалах дела есть документы, которые подтверждают реализацию продукции (все того же аммиака и карбамида) по официально заключенным – и оплаченным на счета комбината в количестве 65 с лишним миллиардов рублей – договорам. Из указанных средств, как особо отмечено, выплачивались, помимо прочего, налоги, зарплата работникам и дивиденды, причем и «Уралхиму», и Седыкину.

А были ли дивиденды…

Утверждения же миноритарных акционеров о том, что ущерб им причинен якобы в результате недополученных дивидендов, защита обвиняемых считает весьма надуманными. Решения о выплате принимались общими собраниями акционеров, в которых участвовали упомянутые миноритарии. Итоговые документы собраний, в том числе и решения, ими обжалованы не были.

Эпитет «незаконная» заслужила от стороны защиты сама квалификация уголовного дела по ст. 159 УК РФ: мошенничество, подчеркивают представители обвиняемых, трактуется как «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием». Но недополученные дивиденды, решения о выплате которых не были приняты, похитить довольно затруднительно, так как невозможно «лишиться того, чего де-факто пока еще не существует».

Большие претензии вызывают, по словам адвокатов, и проведенные по делу экспертизы. Так, например, при внимательном анализе их данных вскрылись грубые математические ошибки на сумму в 13 млрд (!) рублей – и их в итоге пришлось признать одному из экспертов. Как пишут СМИ, следствию «пришлось срочно корректировать обвинение по якобы имеющемуся хищению продукции на заявленные защитой 13 млрд руб.». А ряд других указанных ошибок исправлять почему-то не стали, СКР же «в нарушение законодательства» принял решение обойтись без повторной экспертизы.

Еще один факт, обескураживший защиту, состоит в том, что в рамках двух экспертиз цен на продукцию ТоАЗа (по арбитражному делу – по поставкам продукции за 2010-й, по уголовному – по поставкам продукции за 2008–2011 годы) одни и те же эксперты определили разный объем одной и той же реализованной номенклатуры за один и тот же 2010 год. Вместе с тем они же выявили различную цену на данную продукцию и указали в заключении разные выводы относительно «рыночности» цен. Все это позволяет серьезно усомниться в профессионализме и добросовестности экспертов, уверены адвокаты, и не только они одни.

Who is г-н Седыкин?

Особый интерес вызывают личности потерпевших по делу – самого Евгения Седыкина и представителей ОАО «Уралхим». СМИ напоминают, в частности, что сам Седыкин в не столь отдаленном прошлом был осужден за ряд преступлений против ТоАЗа. Так, по сообщению СУ СКР по Самарской области, в 2015 году он незаконно организовал фальшивое «повторное годовое собрание акционеров», а затем ничтоже сумняшеся подделал протоколы собрания. В итоге по ним выходило, что председателем совета директоров «Тольяттиазота» оказался избран… сам Седыкин.

Однако все манипуляции вскрылись, и в июле 2017 года он был осужден на четыре года условно. Таким образом, Седыкина признали совершившим преступления с целью захвата контроля над комбинатом. И у него, указывают сейчас адвокаты нынешних обвиняемых, однозначно имеется «личная заинтересованность». Тем не менее в силу ряда малоизвестных, но, очевидно, веских причин он остается ключевым участником уголовного дела. И обвинение строится не на чьих-нибудь, а на его показаниях.

Характеризуя же свидетелей со стороны «Уралхима», защитники напоминают: в 2012 году с их подачи было возбуждено уголовное дело в отношении юристов ТоАЗа. И последние даже направляли письмо главе СКР г-ну Бастрыкину. В нем, в частности, говорилось: «...после официального ознакомления с уголовным делом стало ясно, что никакого ущерба нет, а в материалах следствия имеются явные признаки того, что «Уралхим» сфальсифицировал доказательства с целью безосновательного возбуждения уголовного дела и незаконного получения огромных средств». Уголовное дело тогда прекратили за отсутствием состава преступления. Сторона защиты вынуждена, однако, констатировать, что дело о «виртуальном хищении» продукции ТоАЗа оказалось попросту выделено из упомянутого выше. К нему, опять-таки по малопонятным причинам, приобщаются уже признанные пять лет назад недостоверными показания работников «Уралхима».

Как следует из жалобы адвокатов в Генпрокуратуру, способы достижения целей у «Уралхима» «остались прежними». Сотрудники компании «утверждают о хищении у них несуществующих дивидендов, создавая видимость причинения им ущерба… Между тем у «Тольяттиазота» имеются также другие миноритарные акционеры, никто из которых не считает себя потерпевшим по данному делу. Однако следствием незаконно не учитывается позиция других миноритарных акционеров».

Очевидно, полагает защита, что пыл Седыкина не остудил назначенный ему условный срок, и он, стремясь сорвать столь лакомый куш, продолжает свои атаки на ТоАЗ. Путем возбуждения уголовного дела, к которому приобщаются противоречивые – и отвергнутые ранее! – показания «потерпевших» и, мягко говоря, невразумительная экспертиза.

Прогнозировать результаты расследования сейчас непросто, однако сторона ТоАЗа верит, что оно будет-таки строиться на «обоснованности и законности».
Тольяттиазот, миноритарный акционер, уголовное дело,

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»