Подследственный комитет

26 Июл 09.05 17306

Руководителям СКР грозит новое обвинение — в создании преступного сообщества

Михаил Максименко наблюдает из СИЗО за крахом своей империи 
   
Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Михаил Максименко наблюдает из СИЗО за крахом своей империи Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Арестованным высокопоставленным сотрудникам Следственного комитета собираются предъявить новое обвинение — на этот раз по статье 210 УК РФ (организованное преступное сообщество). Теперь им и арестованным «криминальным авторитетам» грозит от 15 до 20 лет лишения свободы, сообщил источник Legal.Report в следствии. Кроме того, выяснилось, что сотрудники СКР не только помогали «воровскому миру», но и занимались злоупотреблениями с имуществом Следственного комитета. Их бывшие коллеги рассказали L.R, как формировал свою команду ключевой фигурант дела Михаил Максименко, как он выдавливал неугодных и кто может теперь попасть под чистку рядов, которую обещает Александр Бастрыкин.


Как бывший телохранитель получил контроль над СКР и потерял его


«Работа по очищению рядов СКР и всех других правоохранительных ведомств будет продолжаться», — пообещал председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин в первом большом интервью после арестов. Он признался «Российской газете», что тема эта для него «неприятная, даже болезненная», и что расценивает он всё это как предательство.

Неудивительно, ведь в последние годы не было у него в СКР человека более близкого и доверенного, чем начальник Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Михаил Максименко. Он стал настоящим «серым кардиналом» Следственного комитета. Именно он назначал и увольнял, он же фактически распоряжался имуществом и бюджетом СКР. А его связи с преступным миром сделали картину настолько масштабной, что теперь следователи говорят уже о «преступном сообществе» в дополнение ко взятке.

Сейчас, после ареста Михаила Максименко, рушится атмосфера заговора, которую он не один год строил вокруг Александра Бастрыкина. «Пользуясь близостью к телу, Максименко методично выдавливал из СКР профессионалов с безупречной репутацией», — рассказал L.R бывший коллега арестованного. По его словам, в ход шли интриги, ложные обвинения, угрозы родственникам, провокации. Освободившиеся места доставались людям, лично преданным бывшему телохранителю. Теперь созданная Максименко схема управления СКР рассыпается. Кого она похоронит под собой, можно предположить, проследив «славный» путь бывшего охранника Бастрыкина.

Путь охранника

Максименко начинал свою карьеру в СОБРе Санкт-Петербурга, а затем возглавил службу физической защиты Следственного комитета при прокуратуре. До разделения ведомств, уточняет источник L.R в СКР, Максименко обеспечивал личную безопасность Бастрыкина, являвшегося на тот момент первым замгенпрокурора. После отделения СКР от прокуратуры Бастрыкина стала охранять Федеральная служба охраны. Но прежний охранник без работы не остался. Он занимался, по словам своих бывших коллег, защитой семьи Бастрыкина, а также в случае необходимости сотрудников СКР.

Максименко был очень близок к Бастрыкину. Настолько близок, что с позиции личного охранника вскоре перешел на пост руководителя вновь созданного Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР. Главное управление было создано специально под него. С этого момента, как часто случается с телохранителями первых лиц, Максименко стал одной из самых влиятельных фигур в СКР.

Главный контролёр над следователями

Бывший питерский СОБРовец мало что понимал в следствии — в этом единодушны его бывшие коллеги. Работой Максименко всегда были спецоперации, штурм, захват, прикрытие. И попав в Следственный комитет, он стал делать то, что умел, — захватывать. То есть расставлять «своих» людей на ключевые посты.

Начал он с того, что сформировал «под себя» новое Главное управление межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР. В него вошло Управление собственной безопасности — основной контрольный орган для следователей. В УСБ Максименко назначил своего человека Александра Ламонова (сейчас он вместе с Максименко арестован по делу о взятке). Назначение было неожиданным, поскольку ранее Ламонов занимал относительно скромную должность начальника транспортного отдела Главного управления по обеспечению деятельности СКР. Но Максименко нужно было получить контрольные функции, чтобы иметь возможность влияния на другие подразделения СКР. И тут важно иметь своих людей в УСБ.

Впрочем, самым влиятельным контрольным органом в СКР является, как ни странно, не УСБ, а Главное организационно-инспекторское управление. Оно может найти нарушения там, где УСБ не найдёт: в документообороте, дисциплине, сроках исполнения поручений. «Накопать» компромат по этой части можно даже на самого добросовестного сотрудника. Также в это Главное управление входит КРУ, проверяющее расходы.

Столь мощный инструмент влияния на следователей Максименко взял под контроль при помощи другого своего соратника, бывшего коллеги по полиции Санкт-Петербурга Александра Скрябина. Несмотря на арест Максименко, Скрябин продолжает возглавлять Главное организационно-инспекторское управление СКР, в нынешнем коррупционном скандале он не фигурирует. На просьбу L.R прокомментировать ситуацию с арестом товарища руководитель главка заявил: «Простите. Не могу ничего сказать. Я в отпуске». Впрочем, Скрябин всё-таки ответил на вопрос о том, верит ли он, что Максименко мог совершить те преступления, которые ему вменяют.

«Не верю», — был категоричен глава Главного организационно-инспекторского управления СКР.

Захват материальной части

Получив контрольные функции, Максименко избрал своей следующей целью систему снабжения, строительства и прочие «денежные» направления в работе СКР. Самой неудобной для него фигурой оказалась бывший начальник Главного управления обеспечения деятельности СКР Леся Колесник. Она была своего рода завхозом при Бастрыкине, занималась разного рода закупками, строительством и считалась очень близким к нему человеком. Место денежное, закупки были миллиардные.

«Максименко решил поставить на место Колесник своего человека, Виталия Фролова, — рассказывает собеседник L.R в Следственном комитете. — Она из очень обеспеченной семьи, в злоупотреблениях её никто не мог заподозрить. На неё сильно давили, разными способами. А потом она ушла в декрет, и Максименко позаботился о том, чтобы сразу перекрыть все ее контакты с Бастрыкиным. Зная о развернувшейся коррупции, Колесник не смолчала бы. Лишившись доступа к начальству, она сама написала заявление об уходе».

К тому времени Виталий Фролов уже был первым заместителем Колесник, и теперь Михаил Максименко достиг своей цели, получив контроль над Главным управлением обеспечения деятельности СКР. Коллеги отмечают, что назначению Фролова не помешало даже то, что при поступлении на службу он скрыл судимость своего сына (иначе он не смог бы попасть в СКР). Но этот факт «проверяла» служба Ламонова и Максименко, которая не нашла нарушений.

Фролов установил в управлении новые порядки, и первый коррупционный скандал не заставил себя ждать. Фролов и Максименко «поставили» на пост руководителя Управления капитального строительства выходца из Санкт-Петербурга Алексея Скачкова. До этого назначения он был гендиректором группы компаний «Строительные технологии комфорта».
По данным следствия, бывший предприниматель помог дружественной петербургской компании «Флагман» победить в конкурсе на установку систем кондиционирования в зданиях СКР. Стоимость контракта была завышена на 25 млн рублей (общая сумма 65 млн рублей). По тому же делу был взят под стражу еще один выдвиженец Максименко, Александр Шкутов, который непосредственно подписал контракт с «Флагманом». Он отвечал в СКР за госзакупки. Дело получило широкий резонанс, но для Максименко ни карьерных, ни правовых последствий оно не имело.

Следующий «строительный» прокол в новом хозяйстве Максименко был связан со строительством нового здания СКР в Техническом переулке. Эта история тоже могла стоить карьеры бывшему охраннику, но в итоге Максименко повернул ситуацию в свою пользу и заодно избавился от неугодного ему заместителя Александра Бастрыкина — Юрия Ныркова.
«Когда возникла необходимость построить новое здание СКР, Максименко и Фролов подобрали для этих работ известную группу «Ташир». Они заключили с ней заведомо невыполнимые с финансовой точки зрения соглашения, причем с большой неустойкой, — рассказал источник L.R. в Следственном комитете, — а Нырков это обнаружил и потребовал расторгнуть контракт».

Когда Юрий Нырков попытался остановить сделку, Максименко якобы обвинил его в лоббировании интересов другой крупной строительной группы — «Монарх». О чем и сообщил начальству, мол, Нырков взял у «Монарха» крупную сумму, чтобы оттеснить «Ташир». На самом деле, чуть ранее «Монарх» отказался от участия в этом строительстве, но Максименко всё равно выиграл. Нырков впал в немилость и вскоре ушел в отставку.

Собеседник L.R считает, что контракт с «Таширом» (а точнее с его дочерней структурой ООО «Каскад-Энерго») был расторгнут или пересмотрен, а неустойка выплачена. Но найти независимые подтверждения этому нам не удалось. ООО «Каскад-Энерго» по-прежнему указано на информационном щите в качестве генподрядчика стройки. При этом работы идут вяло. Строительство начали еще во втором квартале 2015-го года, но оно не продвинулись дальше цокольного этажа. 

Редакция L.R обратилась в группу «Ташир» за комментариями по данному эпизоду, но в компании от общения на эту тему отказались, факт расторжения контракта и выплаты неустойки не подтвердили и не опровергли. Впрочем, мы обязательно выясним правду в отдельном расследовании. Работа над ним уже идёт, и мы по-прежнему открыты для комментариев.

Точно известно одно: после историй с закупкой кондиционеров и с «Таширом» Александр Бастрыкин никому больше не доверил Управление капитального строительства и подчинил его себе напрямую. Это был первый «звонок» для Максименко.

Свои люди в следствии

До определенного момента интересы Максименко, в основном, распространялись на вспомогательные подразделения СК. Однако, закрепившись на хозяйственных позициях, он добрался и до ключевых постов. Здесь стоит остановиться на двух фигурах — Александре Дрыманове и Денисе Никандрове, арестованном сейчас по делу о взятке. Последний занял должность первого заместителя руководителя ГСУ СКР по Москве при активной поддержке Максименко совсем недавно, весной этого года. Именно он, по данным следствия, налаживал контакты с криминалитетом.

По сведениям «Коммерсанта», в начале 2000-х годов Никандров в качестве следователя по особо важным делам прокуратуры Волгоградской области занимался расследованием экономических и коррупционных преступлений. В частности, вел дела мэра Волгограда Евгения Ищенко (приговорен к году заключения за незаконное хранение боеприпасов) и главы областного ГУВД Михаила Цукрука (два года условно за превышение полномочий). В 2008 году перешел в центральный аппарат Следственного комитета. Никандров работал и в следственной бригаде по второму делу ЮКОСа. До назначения в московский главк был старшим следователем по особо важным делам при председателе СКР.

Как утверждают источники L.R, в кругу близких знакомых Максименко любил хвалиться личной преданностью Никандрова. Якобы последний в благодарность за протекцию готов был по приказу благодетеля хоть своего родственника посадить. Очевидно, именно связка Максименко-Никандров стала основой преступного сообщества, организацию которого сейчас собираются вменять арестованным.

Никандров поддерживал связь с криминальным миром: по данным Life, он еще несколько месяцев назад попал в поле зрения ФСБ, когда помог арестованному криминальному авторитету Андрею Кочуйкову выйти на свободу. Кочуйков тогда в переписке неоднократно упоминал «генерала», который должен ему помочь. Этим «генералом» и оказался Никандров, который распорядился не выходить в суд с требованием о продлении ареста Кочуйкова. По данным РИА, Никандров должен был также помочь ему с переквалификацией дела. «Если уже есть несколько эпизодов, это говорит о том, что взяткой дело точно не ограничится», — уверен собеседник L.R в СКР. Скорее всего, на этом и будет основано вменение организации преступного сообщества.

Непосредственного начальника Никандрова Александра Дрыманова, который возглавлял Главное следственное управление СКР по Москве, скандал затронул косвенно. Ему пришлось ответить за действия подчиненного: за день до обысков в столичном главке Дрыманов подал рапорт об уходе на пенсию. Позднее агентство РИА «Новости» сообщило, что арестованные Никандров, Максименко и Ламонов «оказывали давление» на Дрыманова, чтобы он не мешал им «принимать незаконные процессуальные решения в отношении Кочуйкова».

Пока ничто не указывает на то, что Дрыманов был вовлечен в преступные схемы Максименко. Он человек заслуженный и вёл очень важные для государства дела. Среди них второе дело Михаила Ходорковского. Возглавлял следствие по делу о коррупции и незаконном прослушивании телефонов, главным обвиняемым по которому был генерал ФСКН Александр Бульбов. Организовывал расследование по фактам геноцида граждан Южной Осетии во время пятидневной войны 2008 года.

В июне 2014 года Дрыманов возглавил специально созданное управление СКР по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов ведения войны в юго-восточных регионах Украины. Руководил расследованием дела украинской военной Надежды Савченко, приговоренной позднее к 22 годам.

Когда человек с таким послужным списком досрочно уходит на пенсию, это говорит о масштабе дела. «Сотрудникам ФСБ удалось пресечь не просто взятку, а создание целой системы представления интересов криминалитета в Следственном комитете, сращивание следователей с криминальным миром, — говорит собеседник L.R. — Бастрыкин теперь пойдёт до конца, продолжит чистки, для него это дело чести...»
СКР, следствие, уголовное дело, Ташир

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.