Судья приписал несуществующие разъяснения Пленуму ВС РФ

21.08.2018 16.02 19140

Фото: vsrf.ru

Фото: vsrf.ru

Ссылка в приговоре на несуществующее разъяснение Пленума Верховного суда РФ стала причиной отмены судебного акта Верховным судом Мордовии.

Ранее неоднократно судимый У. 10 апреля 2018 года был признан Рузаевским районным судом виновным по ч. 1 ст. 162 УК РФ и приговорен к 3,5 года колонии особого режима. Он был осужден за совершение разбоя, то есть нападения в целях хищения принадлежащих потерпевшей денег в сумме 8000 руб. с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.
 
Органами предварительного расследования У. было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 162 УК РФ – в совершении нападения с целью хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия (У. угрожал потерпевшей кухонным ножом). Суд первой инстанции установил, что во время совершения преступления У., держа нож в руке, потребовал от потерпевшей передать ему деньги. При этом, по мнению суда, ножом он на потерпевшую не замахивался, угроз его применения в ее адрес не произносил и, используя его в качестве оружия, лишь продемонстрировал возможность его применения.
 
Переквалифицировав действия У. с ч. 2 ст. 162 на ч. 1 ст. 162 УК РФ и исключив квалифицирующий признак разбоя – с применением предмета, используемого в качестве оружия, – суд сослался на п. 23 постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». Как указал суд, в этом пункте говорится о том, что если лицо демонстрирует оружие или предметы, используемые в качестве оружия, не намереваясь использовать их для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья, то его действия с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК РФ.
 
Однако, как отметил Верховный суд Мордовии, рассматривавший дело в качестве апелляционной инстанции, таких разъяснений указанное постановление Пленума ВС РФ не содержит. В п. 23 постановления сказано, что под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, при разбое следует понимать их умышленное использование лицом как для физического воздействия на потерпевшего, так и для психического воздействия на него в виде угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья.
 
Вместе с тем, как следует из протокола судебного заседания, в прениях сторон государственный обвинитель указал, что в ходе судебного заседания не нашел подтверждения квалифицирующий признак «с применением предметов, используемых в качестве оружия», и предлагал квалифицировать действия У. по ч. 1 ст. 162 УК РФ.

Часть 8 ст. 246 УПК РФ предусматривает, что гособвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение в сторону смягчения, в том числе путем исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание, переквалификации деяния в соответствии с нормой УК РФ, предусматривающей более мягкое наказание.
 
Суд первой инстанции не принял во внимание позицию гособвинителя, а переквалифицировал содеянное, сославшись на несуществующее разъяснение Пленума ВС РФ. Это повлекло отмену вынесенного в отношении У. приговора в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона и вынесение ВС РМ нового апелляционного приговора, которым действия У. были квалифицированы по ч. 1 ст. 162 УК РФ в соответствии с позицией государственного обвинителя.
уголовное судопроизводство, апелляция, судебная практика,

Фёдор Стебо 21-08-2018 17:51

Странно, но следующий абзац п. 23 действительно содержит дословно приведенное якобы "выдуманное" положение: Если лицо угрожало заведомо для него негодным или незаряженным оружием либо предметами, имитирующими оружие, например макетом пистолета, декоративным оружием, оружием-игрушкой и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения вреда, опасного для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств, предусмотренных в качестве признаков преступления) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью первой статьи 162 УК РФ, а в том случае, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо предметами, имитирующими оружие, деяние квалифицируется как грабеж. Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/1352873/#ixzz5OpBWrM1D

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»