Как L.R вдохновляет молодых юристов на победы над Минюстом в Верховном суде

22.10.2018 20.19 11698

Фото: пресс-служба Верховного суда РФ

Фото: пресс-служба Верховного суда РФ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда 22 октября в кассационном порядке рассмотрела жалобу выпускника регионального юридического института ФСИН, с которого ведомство пыталось взыскать несколько сотен тысяч рублей за обучение – после того, как он досрочно расторг контракт с УИС. На глазах репортера Legal.Report председательствующий судья буквально отчитала представителя службы исполнения наказаний за явное отсутствие правовых оснований для иска к бывшему курсанту, а заодно и призвала в общем смысле не апеллировать к некой сложившейся судебной практике, так как "у нас не прецедентное право".

В начале заседания выяснилось, что податель жалобы на ее рассмотрение не явился.

– Так... мы слышали – Капустин где-то откуда-то сейчас едет, но вот не приехал пока, – сообщила председательствующий судья Людмила Пчелинцева, листая бумаги.

Вопрос о возможности рассмотреть дело без него был положительно решен буквально за полминуты.

– У нас тут суд права, а не факта! – строго заметила при этом Пчелинцева. – Доводов, изложенных в жалобе, вполне достаточно.

Материалы дела емко доложила судья Татьяна Вавилычева. Выяснилось, что областное управление Федеральной службы исполнения наказаний обратилось в суд с иском к Артему Капустину – выпускнику Самарского юридического института ФСИН, пытаясь взыскать средства, затраченные на его обучение в период с 2009-го по 2014 год. Согласно заключенному с абитуриентом контракту, тот обязывался отслужить в уголовно-исполнительной системе не менее пяти лет. Однако уже осенью 2016 года Капустин подал рапорт об увольнении по собственному желанию и таким образом закончил службу. Истец просил взыскать с выпускника весьма приличную сумму пропорционально неотработанному времени – 386 949 руб. 29 коп. В эту сумму, что немаловажно, УФСИН решило включить денежное и котловое довольствие, а заодно и стоимость обмундирования.

Капустин иск не признал, однако Приволжский районный суд Самарской области 19 сентября 2017 года удовлетворил данные требования, а апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского облсуда 4 декабря 2017 года подтвердило решение первой инстанции. Но выпускник ведомственного вуза решил пойти до конца – и подал кассационную жалобу в ВС РФ, в которой поставил вопрос об отмене предыдущих судебных актов как "вынесенных с существенным нарушением норм материального права". В жалобе Капустин, в частности, указал, что суд первой инстанции, удовлетворяя иск его работодателя и определяя состав подлежащих возмещению расходов, включил в них выплачиваемое в период обучения денежное содержание – а данный вывод, по его мнению, противоречит закону о социальных гарантиях сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти. И вообще актами, которые регулировали порядок прохождения службы в УИС на тот момент, состав расходов на обучение четко определен не был. Денежное довольствие сотрудников системы, полагает Капустин, является основным средством их материального обеспечения, и его возврат предусмотрен лишь в ряде строго установленных случаев, куда его ситуация никак не входит.

– Заявитель считает, что он получал заработную плату, и лишение его этой платы противоречит действовавшему на тот момент правовому регулированию! – отчеканила Вавилычева, заканчивая выступление. – А при взыскании стоимости форменного обмундирования суды не приняли во внимание определенные сроки его носки и, соответственно, процент износа.

Людмила Пчелинцева слушала доклад, в некоторых местах понимающе кивая. И как только он завершился, предложила высказаться старшему юрисконсульту юрслужбы УФСИН по Самарской области Ирине Кальмагаевой. Та попыталась объяснить позицию ведомства, апеллируя к целой "россыпи" постановлений правительства и федеральных законов, касающихся трудовых отношений, и при этом сообщив между прочим, что сотрудники УИС "не подпадают под их действие". Также она упомянула и некую "наработанную судебную практику".

– Служба в МВД и служба в УИС разделяются в обзоре Верховного суда от 11 ноября 2017 года! – утверждала Кальмагаева. – А еще в обзоре говорится, что федеральный закон о службе в УИС на данный момент еще не принят... Такой закон вступил в силу 1 августа 2018 года, и в нем указано, что постановлением правительства будет принят нормативно-правовой акт, который станет регулировать возмещение расходов, связанных с обучением!

– Его проект готов? – ледяным тоном спросила вдруг Пчелинцева.

– Нет... – сразу стушевалась Кальмагаева.

– А почему? – наступала судья. – Ведь несмотря на то, что МВД и УИС, как вы тут утверждаете, разные системы, это не мешало вам успешно использовать положение о службе в органах внутренних дел? А почему вы этот документ вообще за основу взяли?! Где логика в ваших рассуждениях, а?

Представитель ФСИН попыталась что-то возразить об "отсутствии правовых оснований для применения данного постановления правительства" – она явно имела в виду то постановление, которое проигнорировали и ведомство, и суды.

– А заявитель жалобы считает, что надо было именно его применять! – все повышала градус дискуссии Пчелинцева.

– Оснований нет... – мялась Кальмагаева.

– Слушайте, а почему вы не разработали это положение о службе? – жестко спросила судья. – Как вот сделало то же МВД... все указано – какие расходы учитываются...

– Ну... оно будет...

– Но сколько лет его уже нет! – возмущалась Пчелинцева. – Система учебных заведений ФСИН есть, курсанты обучаются, а правового регулирования нет! Ну почему, ответьте, в МВД есть такой нормативный акт, а у вас нет?! Чего вы ждете?.. И такие вот суммы полагаете возможным взыскивать?!

– Вопрос не относится к компетенции областного УФСИН... – совсем "потухла" его представитель. – На судебной практике... основывались...

– Да какая такая судебная практика? – недоуменно воскликнула судья. – У нас что, прецедентное право? О чем вы нам говорите? Вы, кстати, общаетесь как-то с ФСИН России? Не сигнализируете им, что такая ситуация, что требует вопрос правового регулирования? Вы должны, должны о проблемах сигнализировать!

К спору подключилась судья Вавилычева, которая захотела узнать, "что мешало" предусмотреть состав подлежащих возмещению расходов в условиях контракта с курсантами.

– Контракт утвержден приказом Минюста, – робко протянула Кальмагаева. – Он 2005 года. У нас нет оснований что-то менять...

– Законом не предусмотрено, контрактом тоже – и возникает логичный вопрос: а на основании чего вообще предъявлен иск? – нанесла изящный "укол" Вавилычева.

– Да, какое правовое основание иска? – вторила Пчелинцева.

– Он же пять лет не прослужил, – пыталась защищаться представитель ведомства.

– Норму права нам назовете? – будто бы уже сочувственно поинтересовалась председательствующая.

– Трудовой кодекс! – в отчаянии выпалила Кальмагаева.

– Даже так... вот как... – усмехнулась Пчелинцева.

– Вот берет человек у другого человека деньги по расписке, потом предъявляет требования, – Вавилычева, похоже, решила дать всем присутствующим юридический "мастер-класс", – мол, я по договору займа взял деньги. Есть правовое основание, есть статья 809 ГК. А у вас-то что тут?

– Есть расчеты института...

– Это все не то, расчеты, – заметила Вавилычева. – Но норма права-то должна некая быть, правда? Хотя бы условия контракта.

– Денежное довольствие – это ведь зарплата. Учился, получал. И как это так вы полагаете ее вернуть? – поддержала коллегу Пчелинцева. – Зарплата – это у нас расходы на обучение, да-ааа...

Кальмагаева внятно ответить так и не смогла. А председательствующая под занавес заседания порекомендовала ей "самой проанализировать ситуацию и посмотреть, как регулируются сходные отношения в иных министерствах и ведомствах".

– Посмотрели бы у Минобороны, МВД – и увидели бы там, что никакого денежного довольствия нет! – отрубила Пчелинцева. – Котлового тоже нет, это пища. А вещевое – у обмундирования есть износ! А то судебная практика, видите ли... Судебная коллегия удаляется в совещательную комнату!

Буквально через пять минут Татьяна Вавилычева зачитала резолютивную часть определения: предыдущие судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

– Определение вам понятно? Капустин, вы ли это? – обратилась, в первый раз улыбнувшись, Пчелинцева к запыхавшемуся молодому человеку, который ворвался в зал ближе к середине заседания и не проронил ни слова.

– Да, понятно, – дрогнувшим голосом сказал податель жалобы.

Решение суда, похоже, стало для него приятным сюрпризом. Выбравшись в коридор, он закрыл руками лицо, затем громко выдохнул... "Ну ничего себе, – шептал Капустин, – иск на 400 тысяч... да..."

Журналист L.R первым поздравил его с таким исходом дела, напомнив, что пару месяцев назад его коллега также удачно "разобрался" с Самарским областным УФСИН, получив от них подобный иск (см. Выпускник юрвуза разгромил правовую позицию Минюста в Верховном суде).

– Да-да! – воскликнул Капустин. – Мы читали у вас об этом... в общем, мы тем случаем вдохновились! А вы и об этом напишете?

Выяснилось, что адвокат Олеся Андриевская после августовского прецедента решила подготовить жалобу для еще одного выпускника того же юрвуза и сейчас "ждет и очень переживает". Но пока недавнего студента волновал вполне конкретный вопрос.

​– Слушайте, а этот райсуд... Приволжский... он же решение Верховного суда не отменит, точно? – осторожно уточнил он. Репортер L.R заверил его, что можно не сомневаться: из этого разбора ошибок в ВС самарские судьи сделают надлежащие выводы.
Минюст, ФСИН, юристы, Верховный суд РФ, образование,

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»