Адвокат из Baker & McKenzie легко отделался

23 Мрт 20.23 8716

Он получил замечание за тайную запись слов коллеги

  • Татьяна Берсенева
Московский офис компании Baker & McKenzie. Фото: lightworld.com

Московский офис компании Baker & McKenzie. Фото: lightworld.com

Олег Ткаченко, адвокат коллегии «Международные адвокаты БМ», работающий на Baker & McKenzie, первую международную юрфирму, открывшую офис в Москве, теперь имеет в своем послужном списке замечание. Вынести такое наказание — самое мягкое из возможных — сегодня решил Совет Адвокатской палаты Московской области. Санкции наложены за участие в телефонном разговоре, который тайно был записан, а затем передан следователю.

Ткаченко пока не решил, будет ли он обжаловать решение совета. «Это требует времени и сил. Пока я не вижу смысла. С окончательным мнением я определюсь, когда увижу текст решения», — сказал Ткаченко Legal.Report.

Вадим БагатурияРешение принято по жалобе адвоката Вадима Багатурии (копия документа есть в редакции). Тот представлял интересы экс-сотрудницы ООО «Индезит РУС», российского подразделения итальянской машиностроительной компании Indesit, одного из крупнейших производителей бытовой техники в Европе. Она написала в ГСУ Следственного комитета по Москве заявление на бывшего работодателя и его сотрудников, обвиняя их в совершении преступления. Какого именно, Багатурия не говорит. В ГСУ СКР получить комментарии не удалось. По информации Багатурии, в возбуждении уголовного дела было отказано. В российском офисе Indesit прокомментировать ситуацию сегодня не смогли. Официально интересы итальянской компании в этом деле представляла сотрудница Baker & McKenzie — юрисконсульт Елена Кукушкина.

Причиной обращения Багатурии в АПМО стали события декабря прошлого года. Сначала, по его словам, 16 декабря Кукушкина позвонила его клиентке и записала телефонный разговор, не предупредив ее об этом. На следующий день она уже вместе с Ткаченко связалась с Багатурией по конференц-связи и тоже без предупреждения сделала запись. «Будучи осведомленным о личностях своих собеседников, справедливо полагая, что режим профессионального общения подразумевает сохранение адвокатской тайны, я обсудил с коллегами интересующие их вопросы», — написал в своем заявлении Багатурия, а передачу записей в следственные органы оценил так: «Имеются все основания полагать, что Ткаченко с Кукушкиной, официально осуществляя юридически значимые действия от лица Baker & McKenzie в интересах ООО «Индезит РУС», фактически взяли на себя функции субъектов оперативно-разыскной деятельности». Судя по материалам дисциплинарного разбирательства, Багатурия предлагал Indesit заплатить своей клиентке компенсацию, сумма которой ниже репутационных потерь.

Елена КукушкинаКак сообщил L.R адвокат, доверительница сама называла свои требования юристам компании, а он в телефонном разговоре лишь упомянул, что им размер претензий известен. «Мои собеседники строили разговор таким образом, будто их целью было не найти консенсус, а получить от меня высказывание в духе «грабителя с большой дороги», — считает Багатурия. — Если выразиться объективно, то это была откровенная провокация: юристы инициативно начали переговоры, а потом устроили некий правовой перформанс, передав записи этих переговоров, содержащих адвокатскую тайну, в распоряжение следователя, не заявляя о преступлении. Что они хотели этим сказать, я не понимаю до сих пор, зато убедился в том, что гарантий сохранения профессиональной тайны компания Baker & McKenzie дать не может».

Кукушкина и Ткаченко не отрицают факта проведения записей и передачи их следователю, но ничего криминального в своих действиях не видят. «Я эту жалобу считаю абсолютно необоснованной, но какие-то детали я раскрыть не могу, так как это все связано с делом клиента, — сказал Ткаченко Legal.Report. — Я считаю, что я все сделал в рамках закона и в рамках адвокатской этики». С Кукушкиной связаться не удалось. В офисе Baker & McKenzie говорят, что она в командировке.

Евгений РейзманПрезидент АПМО Алексей Галоганов дал ход дисциплинарному разбирательству в отношении Ткаченко 16 января, а 3 февраля его вопрос рассматривала квалификационная комиссия палаты. На нем интересы Ткаченко представлял адвокат Евгений Рейзман, который пришел в Baker & McKenzie в 1998 году, в 2001-м стал партнером, а сейчас является советником. Одновременно он — председатель президиума коллегии «Международные адвокаты БМ».

Судя по заключению квалифкомиссии (есть в редакции), Рейзман сообщил, что Ткаченко «не представлял интересы «Индезит РУС»», ордер выдавался на физическое лицо — Кукушкину. А та рассказала членам комиссии, что является «доверителем адвоката Ткаченко, который оказывает ей правовую помощь в связи с проверкой заявления о возбуждении уголовного дела». А у Ткаченко был довод, что он присутствовал при телефонном разговоре с целью оказания Кукушкиной помощи «в области уголовного права и процесса»,

Но эти аргументы не убедили квалифкомиссию, что Ткаченко ни в чем не виноват. «Институт адвокатуры создан для оказания профессиональной юридической помощи. Поэтому участие адвоката в таком псевдооперативном мероприятии, как тайная запись телефонного разговора, может быть связано только с исключительными обстоятельствами и с целью защиты интересов доверителя», — говорится в заключении. Исключительные обстоятельства, связанные с Кукушкиной, отсутствовали, резюмировали члены комиссии. Довод о том, что Ткаченко присутствовал при телефонном разговоре с целью оказания Кукушкиной помощи «в области уголовного права и процесса», они расценили как «надуманный». «Очевидно, что разговор велся об интересах «Индезит РУС», а не Кукушкиной», — говорится в заключении.

Квалифкомиссия решила, что Ткаченко должен был либо отказаться от участия в записи телефонного разговора с Багатурией, либо известить его об этом и заручиться согласием. Она сочла, что Ткаченко нарушил п.1 ст.10 и п.1 ст.15 Кодекса профессиональной этики адвоката, которые гласят, что адвокат должен строить свои отношения с коллегами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав, а также учитывать, что закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя.

Второй фронт

В день, когда квалифкомиссия АПМО обнаружила нарушения в действиях Ткаченко, он сам отправил жалобу на Багатурию. Ткаченко подтвердил L.R, что это была его инициатива, но говорить о сути претензий отказался, сославшись на адвокатскую тайну. Из документов АПМО следует, что Ткаченко решил: его оппонент сам действовал «недобросовестно, заведомо зная об отсутствии нарушения трудовых прав» своей клиентки, и «совершил неэтичные действия, в которых содержатся признаки шантажа, вымогательства».

Багатурия в ответ на эти претензии писал, что в телефонных разговорах ни он, ни его доверительница не допускали призывов к совершению противоправных действий, каких-либо угроз или некорректных выражений. Оба разговора, по его словам, касались «исключительно возможных перспектив урегулирования сложившейся ситуации».

По жалобе Ткаченко АПМО отказалась возбуждать дисциплинарное разбирательство. Причина в том, что в ней не указаны конкретные действия адвоката, свидетельствующие о нарушении им профессиональных обязанностей. В своем ответе Галоганов напомнил Ткаченко, что кодекс профэтики не дает адвокатам права осуществлять абстрактный контроль за деятельностью коллег.
адвокатская этика, наказания для адвокатов, АП Московской области, Baker & McKenzie

Anzor Ibragimov 24-03-2016 11:35

Легко отделался нарушитель. Это, конечно же, станет пятном на репутации организации.

Svyatoslav Pac 24-03-2016 11:51

Я в шоке просто.

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»