ВС исправил неожиданную ошибку

23 Май 19.21 4276

Первая кассация пошла против устоявшейся практики

Фото: Олег Харсеев/Коммерсантъ

Фото: Олег Харсеев/Коммерсантъ

Ростовского предпринимателя Дениса Ярового в Верховный суд привело желание снять залоговое обременение с квартиры площадью 50,6 кв. м, которую он купил в 2014 году за 1,3 млн руб. на торгах в ходе распродажи активов компании-банкрота — ООО «ТриС+». А этому обществу недвижимость досталась таким же способом в 2010 году в процессе банкротства ИП Светланы Руденко, которая заложила ее по кредитному договору с банком «Уралсиб». При этом банк, который в 2007 году оценил квартиру в 2,2 млн рублей ни при первом, ни при втором банкротстве не позаботился о включении своего требования в реестры.

Яровой посчитал, что продажа имущества с публичных торгов прекращает действие ипотеки и обратился в арбитражный суд с заявлением об аннулировании записи об обременении в ЕГРП. Арбитражный суд Ростовской области (Наталья Жигало) и Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд (Виталий Ванин, Наталья Ковалева, Борис Чотчаев) с предпринимателем согласились. «Реализация заложенного имущества в рамках дела о банкротстве юридического лица влечет за собой прекращение ипотеки даже в том случае, если залоговый кредитор не заявлял требований о включении в реестр», — пояснили АС Ростовской области и 15-й ААС. Они сослались на постановление Пленума ВАС РФ № 58 от 23 июля 2009 года. В этом документе говорится, что если заложенное имущество было продано в порядке статей 110-111 закона о банкротстве, то наступают последствия, предусмотренные ст.352 ГК (прекращение залога).

«Законодательство не дает однозначного ответа, что происходит с таким залогом, если кредитор не предъявит соответствующее требование в деле о банкротстве, поэтому решение данного вопроса зависит исключительно от того, какое толкование предпочтет выбрать суд», — считает юрист юридической компании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов. И у АС Северо-Кавказского округа (Сергей Илюшников, Анна Гиданкина, Марина Калашникова) нашлось другое толкование.

Первая кассация обратила внимание на п.18 того же 58-го постановления ВАС, которым установлено, что, даже если залогодержатель не обращается с требованием о взыскании залога к должнику-ИП, это не означает, что прекращает действовать обременение. Правда, Яровой покупал квартиру с торгов в банкротстве ООО, а не индивидуального предпринимателя, но АС СКО на это внимания не обратил и отменил судебные акты первой инстанции и апелляции.

Сегодня, 23 мая, на заседании Верховного суда присутствовал только представитель бизнесмена Роман Казаков. Словно подчеркивая ясность проблемы, он не стал утомлять Коллегию по экономическим спорам Верховного суда в составе Ирины Букиной, Надежды Ксенофонтовой и Сергея Самуйлова и очень коротко поддержал доводы жалобы. Тройка тоже не стала тратить время понапрасну: она удалилась в совещательную комнату и уже через пару минут объявила, что право залога прекращено.

Морозов из «Хренов и партнеры» полагает, что банк в сложившейся ситуации «действовал неразумно» и «занял крайне пассивную позицию». В «Уралсибе» причины оперативно прокомментировать не смогли.

Эксперты не могут понять позицию первой кассации. Юрист коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Татьяна Левкина отмечает, что ранее ВС всегда придерживался[1] практики прекращения залога в такого рода делах, причем в «отказных» определениях по жалобам банков. Но старший юрист арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX Виктор Петров считает, что разбор ошибки кассации не помешает. «Разрешение такого спора безусловно положительно скажется на формировании судебной практики», — считает он.

Примечания
 
[1] См., например, Определение ВС РФ от 9 декабря 2015 г. № 306-КГ15-18911 по делу № А57-22328/2014, Определение ВС РФ от 3 октября 2014 г. по делу № 307-ЭС14-749, А13-7785/2013
банкротство, ипотека, торги, Верховный суд РФ

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»