Как судья фальсификацию доказательств репетировала

27 Апр 14.15 2898

Два притопа, три прихлопа! Пусть пишет и уголовного дела не боится — таков лейтмотив инструкций

Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

Центральный эпизод уголовного дела в отношении сбежавшей в США судьи Арбитражного суда Москвы Ирины Барановой — это «нужное» судебное решение по вопросу о собственности на здание площадью 920 кв. м и стоимостью $50 млн в Москве недалеко от Храма Христа Спасителя. По версии следствия, Баранова помогла заполучить этот документ бизнесмену Михаилу Чернову, впоследствии осужденному за аферу с особняком у ХХС на семь лет. Стоимость «услуг» составила €100 000 и $4000. Баранова сама не выносила решение, сделала это коллега по АСГМ Юлия Беспалова (Кухаренко). Ее Баранова, по версии следствия, склонила к нужным выводам.

Это решение было вынесено по спору между офшорами «Аквамарин» и «Эквисман». Первый из них добивался признания недействительной сделки купли-продажи от декабря 2007 года, в ходе которой здание перешло к второму. 15 ноября 2011 года его требования были удовлетворены.

Как показывают расшифровки переговоров между Черновым и «неизвестной женщиной Ириной», в которой следствие видит Баранову (голос удалось идентифицировать благодаря аудиопротоколированию в арбитражном процессе), ее очень беспокоила судьба решения Беспаловой в вышестоящих инстанциях. Поэтому многое зависело от выступления в суде представителя третьего лица — Алексея Федорова, который представлял «Аквамарин».

Недействительность сделки предполагалось обосновать тем, что доверенность Федорова на подписание договора была отозвана до этого момента, а потому он не был вправе его подписывать. Срежиссировать его появление в суде было очень важно, поэтому Чернов и «неизвестная женщина Ирина» несколько раз об этом говорили 15 ноября 2011 года.

Неизвестная женщина: Пускай прям сейчас пишет, что на момент заключения сделки у меня была отозвана лицензия... Ой, эта... Доверенность... Значит, на получение второго свидетельства от второй стороны у меня тоже была доверенность. Я был единственным представителем от обеих сторон на заключении сделки. Таким образом, я поставил вторую сторону в известность об отзыве доверенности.
Вот прям коротко, прям пускай от руки сейчас напишет три строчки.

Ни денег, ни актов — мы посмотрели в регистрационном деле — нет ни актов, ни денег.

Чернов: Ничего нет, да, да

Неизвестная женщина: Там один только договор. Это смешно. Там, правда, написано, что акт должны были заключить после передачи свидетельства о собственности на пятый день. И он должен сказать, что ни денег, ни актов, ни дальнейших действий, типа, я как бы не совершал. Таким образом, воли на окончание сделки я не видел. То есть вот прям пять строчек обязательно напиши сейчас, я тебя очень прошу, и все, и она вынесет сегодня.

Имущество по акту не передавалось. Это очень важно. Это везде кассация пишет, что при такой сделке и при такой доверенности отозванной важным является фактом подтверждение наличия или отзыва доверенности. Это акт. Что имущество не передавалось по акту, что нигде нет акта.

Чернов в ответ вздыхал и говорил, что попробует. «Два притопа, три прихлопа, — настаивала «неизвестная женщина Ирина». — Пускай криво, как угодно напишет, не имеет значения». Чернов опять вздыхал:

«У нас, значит, позиция следующая: его попросили подписать сделку. Он говорит, что я вообще ничего не знаю, я отдал копию своего паспорта, потом ко мне домой приехали, доверенность отозвали, и я все подписал, отвез им, прям вручил. Через месяц позвонили, сказали: мы все уладили, подъезжай подписывай документы. Потому что если он начнет говорить конкретику вот такую... Он не то, что юрист... Он компьютерщиком у них был. Вот. Он так приблизительно и будет говорить, что да, у меня приехали, доверенность отозвали, я все подписал, им отвез».

Написал. Сказать не смог

«Третье лицо Федоров А. Д. представил письменную позицию по делу», — говорится в решении Беспаловой по делу «Аквамарин против Эквисмана». Однако устное исполнение у него хромало.

О его странном поведении во время процесса в Дорогомиловском райсуде над Черновым и Михаилом Балакиревым[2] рассказал свидетель — юрист Дмитрий Цвиркунов, представлявший в арбитражном споре «Эквисман». По его словам, Федоров не смог ответить, где и при каких обстоятельствах была отозвана доверенность. Но самое главное: после каждого вопроса Чернов подсказывал ему, что говорить. Сначала с помощью жестов, но после замечания судьи, рассказал он, Чернов писал ответы крупными буквами на бумаге. А после заседания, по словам Цвиркунова, Чернов заявил: «полночи писали, полночи учили, а он не справился», говорилось в репортаже «Право.Ru».

«У него вообще проблем никаких нет»

Инструктируя Федорова через Чернова, «неизвестная женщина Ирина» убеждала, что бояться уголовного преследования не нужно. «Слушай, б.., пускай он забудет. Дело в том, что у него вообще проблем никаких нет», — говорится в расшифровке.

Неизвестная женщина: Он идет, запомни, третьим лицом, не свидетелем. Он встает, потому что он третье лицо. Если б он был [свидетелем], она его под уголовную ответственность предупреждала. Она его как третье лицо не может предупредить об уголовной ответственности.

Еще один аргумент «неизвестной женщины Ирины» заключался в том, что она «проконсультировалась» и уголовного дела быть не может, так как «не нанесен ущерб ни одной стороне», так как не было оплаты по договору.

Неизвестная женщина: Денег не передавалось. Поэтому он никоим образом по уголовной ответственности... Я понимаю, что он может бояться. Он даже при таких показаниях не пройдет. Почему? Потому что это были их действия, направленные на мошеннические действия... А он даже не будет здесь никаким образом. Он говорит: я поставил [представителей «Эквисмана»] в известность. А дальше их проблема. Он даже не соучастник, им никем... Это он может спокойно все писать, там ни одна уголовка не пойдет, потому что нет денег.

Советчица в прогнозах ошиблась. Федоров в августе 2012 года получил штраф в 100 000 руб. за фальсификацию доказательств по гражданскому делу (ч.1 ст.303 УК). В суде Федоров признал, что имел право подписывать договор от «Аквамарина». Приговор в отношении Федорова до сих пор не опубликован, но о его сути можно узнать из определения АСГМ об отказе в пересмотре спора между «Аквамарином» и «Эквисманом» по вновь открывшимся обстоятельствам в 2013 году. Из него следует, что Федоров, «имея умысел на фальсификацию доказательств по арбитражному делу, собственноручно изготовил объяснения в письменной форме<...>, содержащие заведомо для Федорова ложные сведения о факте отзыва у него в 2007 году доверенности на право представления интересов компании «Аквамарин» и уведомлении об этом представителей компании «Эквисман»».

Примечание

[1] За мошенничество со зданием близ Храма Христа Спасителя Михаил Чернов и Михаил Балакирев в 2013 году были осуждены на семь и девять лет лишения свободы. Сейчас Чернов снова обвиняемый из-за того же особняка. На этот раз его подельниками являются юристы Дмитрий Лысаковский (известен также как «Гудвин», участник конфликта на юго-востоке Украины на стороне самопровозглашенной ДНР, арестован), Петр Чихун (тоже дээнэровец, арестован) и адвокат Евгений Рыжов (уехал в США и объявлен в международный розыск).
преступления судей, Ирина Баранова, АСГМ, уголовное дело, мошенничество, коррупция

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.