Декриминализация помешала борьбе с контрафактом

27 Май 20.01 1078

Снижение порога уголовной ответственности выключило из нее МВД

Фото: Виктор Коротаев/Коммерсантъ

Фото: Виктор Коротаев/Коммерсантъ

Участники конференции по борьбе с контрафактной продукцией, организованной Франко-российской Торгово-промышленной палатой, сегодня сошлись во мнении, что единственным органом в России, который делает это эффективно, является таможня, и высказывались за реформу правоохранительной системы.

Дела погибают

«Работа полиции вызывает большие вопросы. Мы сталкиваемся с нежеланием возбуждать уголовные дела! Дела просто погибают!» — пожаловалась советник компании Baker & McKenzie Дарья Ермолина. «Вы затронули самую больную тему, под дых бьете», — согласился с ней член Совета Федерации РФ, президент международной ассоциации «Антиконтрафакт» Асламбек Аслаханов. По словам сенатора, главная проблема заключается в отсутствии профессиональных кадров. «В свое время в МВД более 40 человек занимались контрафактом. Мы просили увеличить в два раза, но к нам не прислушались. И с 40 человек «увеличили» до двух или трех», — грустно пошутил он.

Представитель ассоциации «Русбренд» Алексей Попович считает, что отсутствие специальных подразделений — следствие политики декриминализации. Он напомнил, что в январе прошлого года вступили в силу изменения законодательства, которые снизили порог наступления уголовной ответственности за контрафакт (ст.159.1 УК РФ). Теперь она начинает действовать лишь при преступлении на сумму свыше 1,5 млн рублей, а раньше эта цифра была ниже — 250 000 рублей. После этого МВД устранилось, а производители стали дробить партии и попадать под КоАП, резюмировал он. Юрист компании СMS Игорь Ершов прокомментировал это: «Речь не идет о полном освобождении от уголовной ответственности, речь лишь о переносе ответственности в экономическую сферу. Правоприменительная практика покажет, что и как».

Чем вы занимаетесь?

Другой представитель «Антиконтрафакта», генеральный директор ассоциации Светлана Власова выступала долго и тезисно.

— В чем деятельность вашего фонда, чем вы конкретно занимаетесь? Вы подаете иски, или что-то еще? — попросил ее конкретизировать свое выступление модератор дискуссии Денис Архипов, партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

— Мы занимаемся организацией различных мероприятий... — начала она.

— А конкретно? — настаивал Архипов.

— Конкретно — занимаемся созданием систем маркировки для прослеживания продукции.

— Это чипы?

— Есть много способов, зависит от отрасли, продукции, говорить подробно сложно, — ответила Власова.

Лариса Тузикова, начальник отдела Государственной комиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции в Министерстве промышленности и торговли, созданной в 2015 году, тоже долго рассказывала участникам, чем они занимаются. «Точными данными о незаконном обороте не располагаем, — начала она, — весь масштаб не оценить, но характер проблемы угрожающий». И подчеркнула значимость своей структуры: «Сейчас у нас есть лишь два органа похожего уровня — это антинаркотический комитет и антитеррористический». Аналогичные подразделения созданы и в каждом субъекте РФ, «так как проблема идет снизу». Комиссия «будет совершенствовать законодательную базу», а в числе уже имеющихся достижений ее представитель назвала упрощенный порядок уничтожения незаконных товаров в легкой промышленности. «Нарушитель всегда раньше мог вернуть себе товар — сейчас этого не будет», — пообещала Тузикова.

Обгоняя преступников

«Преступники не спят и действуют быстрее, чем депутаты», — сказала представитель французского посольства Марион Гут. По ее словам, постоянное обновление закона — важнейшее средство в борьбе с контрафактом. Например, во Франции действует кибер-таможня — она отслеживает преступления, совершаемые через интернет. А это — огромный рынок реализации контрафакта, о чем говорили все участники дискуссии.

«50% лекарств в интернете и небольших аптеках — подделка», — заявил Валентин Киселевич, менеджер по работе с контрафактной продукцией компании Sanofi. Причины этого, по его мнению, «высокая прибыльность и несущественное наказание». А также эффект «у семи нянек дитя без глаза» — слишком много органов отвечает за существующую проблему. А более всего ситуация, по его словам, ухудшилась, когда в 2007-м отменили обязательную сертификацию лекарственных средств.

В борьбе с контрафактом на рынке лекарств пока бессильна даже недавняя норма об ужесточении уголовной ответственности за фальсификацию и распространение фальсификата фармацевтических средств. По словам Яны Брутман, партнера ТМ DEFENCE, расследования по таким делам «часто проводятся формально».
контрафакт, декриминализация

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»