ВС определил найти виновного в ошибочном ВИЧ-диагнозе

29 Июн 13.23 2380

И отменил решение суда, по которому искать виноватого должен был сам истец

Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

Вчера, 28 июня, Верховный суд рассматривал жалобу пациента, которому по ошибке поставили положительный ВИЧ-диагноз. Андрей Кирьянов в декабре 2014 года лежал в липецкой городской больнице № 4 с диагнозом «пневмония». Там у него взяли кровь на анализ, а через некоторое время выписали, так и не закончив лечение и не объяснив причину выписки. Дальше Кирьянов лечился самостоятельно и за свой счет.

Через несколько дней после выписки ему на домашний телефон позвонил сотрудник Липецкого областного центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями. Он сказал, что анализ крови Кирьянова показал положительную реакцию на ВИЧ. Тот сразу же пришел в центр, где ему разъяснили результаты анализа и особенности протекания болезни. А также рассказали, что он заражен ВИЧ-инфекцией уже более года и это угрожает жизни его близких, в связи с чем сотрудники центра уже известили его супругу.

Кирьянов, уверенный в том, что заразиться никак не мог, потребовал проведения дополнительного анализа. Сначала провели экспресс-анализ и выяснили, что каких-либо форм ВИЧ у него в крови нет, а через два дня полный анализ крови также подтвердил отсутствие заболевания.

Однако информирование супруги Кирьянова о его «заболевании» привело к разрыву отношений, кроме того, сам истец, как сказано в решении суда, «испытывал сильные нравственные и физические страдания» — медсестра центра давала ему успокоительное и давала дышать нашатырным спиртом. Кроме того, хотя повторные анализы показали, что ВИЧ-инфекции у Кирьянова нет, сотрудники центра в его отсутствие пришли к нему домой и сообщили его отцу о том, что они пришли проконтролировать состояние больного ВИЧ. Разговор проходил на лестничной клетке, и его услышали соседи. Это, по мнению истца, является грубым вмешательством в частную жизнь и распространением ложной информации о его здоровье.

Кирьянов обратился в суд с иском на миллион рублей компенсации морального вреда. Однако Октябрьский районный суд Липецка его не поддержал, прислушавшись к доводам ответчиков — Липецкой ГБ № 4 и облцентра по борьбе со СПИДом. Представитель больницы рассказала, что одновременно с кровью Кирьянова в СПИД-центр направили и пробирку с кровью другого пациента, который как раз был ВИЧ-инфицирован. Перепутать пробирки в больнице было невозможно, так как анализы брали разные медсестры. Представитель СПИД-центра тоже утверждала, что у них ошибки быть не могло — кровь идентифицировали по бланку направления из больницы. Суд Кирьянову в иске отказал, апелляция оставила это решение без изменений — по мнению судов первой и второй инстанций, не было доказано, кто именно виноват в данной ситуации, а вина является одним из элементов, который подлежит доказыванию.

Кирьянов с таким решением не согласился и обратился в Верховный суд. По его мнению, суды нарушили нормы материального права, так как исходили из того, что виновность больницы или СПИД-центра должен был доказать именно Кирьянов. Его представитель Сергей Попов все доводы поддержал, обратив внимание суда, что произошла не врачебная, а именно техническая ошибка — в пробирке с фамилией истца была кровь другого человека. «Суды ошибочно сконцентрировались на установлении вины конкретного сотрудника, которого не нашли. А ответственность возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие вины. Со стороны ответчика отсутствие вины доказано не было», — рассказал Попов.

— Вы полагаете, что ответственность должен нести тот, кто исследовал кровь и доводил до истца информацию, а не тот, кто делал забор крови? — спросил судья Сергей Романовский.

Попов ответил, что да, добавив, что, если в дальнейшем выяснится, что кровь в другой пробирке оказалась в результате действий больницы, можно будет предъявить перекрестный иск.

— Так кто же виноват, что кровь не та? Кто клеил ярлык с фамилией? — продолжил судья.

Представитель Кирьянова рассказал, что установить это невозможно, так как операции с пробирками проводили в обоих учреждениях. Он также рассказал, что Кирьянов направлял руководству учреждений претензии, надеясь, что дело до суда не дойдет. «Мы хотели какую-то служебную проверку, но ничего не было. Пришлось обращаться в суд, который решил, что виноватого должен найти сам истец. Здесь нарушены нормы не только материального, но и процессуального права», — пояснил Попов.

Представитель липецкой больницы Светлана Васильева пыталась убедить судей гражданской коллегии (Вячеслав Горшков, Сергей Романовский, Александр Киселев), что решение нижестоящих судов законное и обоснованное.

— Тут вопрос простой. В пробирке, на которой было написало «Кирьянов», была кровь ВИЧ-больного человека. Нарушение имеется? — спросил Горшков.

Васильева ответила, что нарушений нет. «Мы не уверены в том, что в той пробирке была кровь другого человека. Клинически доказано, что анализы на ВИЧ достаточно часто показывают ошибочный результат, значит, логистика пробирки была не нарушена. Ошибка была не логистическая, а медико-лабораторная», — заявила Васильева.

— Но суды установили совсем другое — они сказали, что в этой пробирке была кровь ВИЧ-больного и неизвестно, как она туда попала, — заметил Горшков.

Васильева ответила, что сотрудники больницы ошибок не допускали. Представитель СПИД-центра в заседании не участвовал.

Коллегия, выслушав доводы сторон, отменила решение апелляции и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Редакция L.R изменяет имена и фамилии участников разбирательства, если они не имеют значения для фабулы дела
Верховный суд РФ, жалоба, кассация

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.