Дело о гибели президента Total во Внуково дошло до суда

28 Июл 19.00 830

Фото: Кирилл Шмотов

Фото: Кирилл Шмотов

Солнцевский районный суд Москвы (судья Константин Шелепов) начал рассмотрение дела об авиакатастрофе, в которой погиб президент французской нефтяной компании Total Кристоф де Маржери. L.R стали известны подробности происшествия, которые до последнего времени следствие держало в секрете.

Трагедия произошла ночью 21 октября 2014 года. Во Внуково во время взлёта самолет Falcon столкнулся со снегоуборочной машиной. В результате аварии помимо Кристофа де Маржери погибли три члена экипажа.
L.R стало известно, как развивались события, которые привели к аварии. В частности, почему одна из машин оказалось на взлетной полосе.

Снегоуборочные работы проводились колонной из четырёх машин. На пятом автомобиле их сопровождал инженер-руководитель смены Владимир Леденев. В какой-то момент один из снегоуборщиков врезался в фонарь освещения полосы и сломал шнеко-ротор (вращающуюся щетку для уборки снега). Леденев решил отправить машину в гараж и сам отправился туда же, не уведомив диспетчеров.

Уборочная колонна, оставшись без руководителя, закончила работу и собралась возвращаться. Для разворота машины выехали на взлетную полосу ВВП-1. Однако благополучно развернулись только двое. Снегоуборщик Мартыненко проследовал по полосе до конца и оказался на перпендикулярной ей полосе ВВП-2. В этом время по ней осуществлял взлет Falcon с топ-менеджером французской компании.

После катастрофы было возбуждено уголовное дело по ч.3 ст.263 УК («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта»).

На скамье подсудимых, помимо Мартыненко и Леденева (который признал свою вину уже на процессе), оказались руководитель полетов Роман Дунаев, диспетчеры Надежда Архипова и Александр Круглов. Последние трое, как считает следствие, так или иначе могли предотвратить столкновение, но в силу небрежного отношения к своим должностным обязанностям не сделали этого. В частности, ни Круглов, ни Архипова не проинформировали экипаж самолёта о выезде снегоуборочной машины на взлетную полосу.

Однако, как заявил защитник Круглова Олег Бабич, от действий диспетчеров здесь ничего не зависело. При таких плохих погодных условиях невозможно было проконтролировать выезд уборочной техники на взлетную полосу. При этом защита обратила внимание, что сам экипаж самолёта не предпринял никаких действий, чтобы избежать столкновения. Вообще, в ходе предварительного расследования действия экипажа не были исследованы. Хотя от пилотов, по мнению адвокатов, зависело многое.

Наконец, на полосе не работала звуковая и цветовая сигнализация, которая должна была оповестить, что во время взлёта на ней находятся посторонние объекты. Кстати, по некоторым данным, сигнализация не работает до сих пор.
Впрочем, была и другая возможная причина аварии, о которой не говорят адвокаты. Как установило следствие, водитель Мартыненко был пьян. Он этого и не отрицает.

Также защита обратила внимание, что доказательства собраны с нарушением процессуального законодательства. В частности, материалы дела были засекречены, хотя и не содержат ни государственной, ни служебной тайны. Как пояснил Игорь Черницкий, защитник Дунаева, из-за этого адвокаты не могли обратиться к сторонним экспертам и специалистам. Все экспертизы проводились только по запросам обвинения, и об их результатах защита узнавала с большим опозданием.

В ходе судебного заседания было удовлетворено ходатайство представителя супруга погибшей в авиакатастрофе стюардессы Русланы Вервелле о признании его гражданским истцом. Он хочет получить 300 000 евро в качестве возмещения морального вреда.
авиакатастрофа, Total, Кристоф де Маржери

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.