Верховный суд довел до слез

30 Май 20.38 3092

«Можно так писать, как считаете? С учетом презумпции невиновности...» — спросили обвинителей уволенного судьи

Николай Шнейдер, «Товарищеский суд». Иллюстрация: maslovka.org

Николай Шнейдер, «Товарищеский суд». Иллюстрация: maslovka.org

Судья Можгинского райсуда Андрей Зиновьев, по его словам, поддался «сложившейся в суде практике», а Квалификационная коллегия судей, уволившая его с первого же нарушения, сочла, что то, что он сделал, — это «заведомо неправосудный акт». В Верховном суде эта история закончилась драматически.

Претензии к судье Зиновьеву были вызваны его решением досрочно снять судимость с Альберта Альмухаметова, который получил условный приговор к исправительным работам по одной из «экстремистских» статей Уголовного кодекса (ч.1 ст.282, возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства — до четырех лет лишения свободы). Наказали Альмухаметова за перепост видеоролика в соцсети «ВКонтакте» — на тему православия, как выразился сам Зиновьев. А при снятии судимости судья учел хорошее поведение и характеристики Альмухаметова, а также необходимость воспитывать четырех детей без супруги.

Собственно, не само даже снятие судимости вызвало нарекания, хоть оно и было отменено, а нарушения при вынесении этого решения. Зиновьев на заседании Дисциплинарной коллегии ВС РФ, заметно нервничая и волнуясь, рассказал, что помощник местного прокурора Роман Николаев и представитель уголовно-исполнительной инспекции Александр Сафронов перед заседанием попросили его рассмотреть ходатайство без них — из-за занятости на других делах. Это было в служебном кабинете Зиновьева в присутствии секретаря Альбины Токаревой, которая зафиксировала их позиции. Николаев просил указать в протоколе возражения против удовлетворения ходатайства, а Сафронов не возражал.

Зиновьев говорил, что это частая и «сложившаяся» практика в их суде, хоть этого «никто и не подтвердит». В протоколе заседания указаны именно эти позиции и то, что в суде были все стороны: Альмухаметов, его адвокат Борис Чернов, Николаев и Сафронов. Но в судебном постановлении оказалась ошибка: говорилось, что прокурор не возражал против удовлетворения ходатайства. 

Уволенный судья говорил сегодня, что ее допустила секретарь Токарева, за что позже, во время проверки, ей вынесли замечание. По словам Зиновьева, она неопытный сотрудник, с ним работала на тот момент «то ли полгода, то ли три месяца», а в аппарате суда — год. А разрешение прокурору не являться на заседание он признал собственным промахом. Объяснил же Зиновьев это тем, что поступил, «как бывший прокурорский работник» (судья работал в районной прокуратуре с 2004-го по 2012 год, говорил он на заседании).

Зиновьев добавил, что с Можгинской прокуратурой у него сложились «неприязненные» отношения с тех пор, как в 2015 году он вынес в ее адрес частное постановление, и зампрокурора привлекли к дисциплинарной ответственности (к какой именно, Зиновьев не уточнил). Но главный виновник конфуза, по мнению судьи, представитель ФСИН. «Все это было сделано по умыслу Сафронова», — утверждал Зиновьев. Когда председатель Можгинского райсуда Владимир Алексеев инициировал проверку с истребованием объяснительных, Сафронов написал, что заседание началось в 9 часов, там был только он и судья, причем со стороны ФСИН были заявлены возражения против удовлетворения ходатайства. А Николаев сообщил, что явился с возражениями в суд с опозданием — в 9:15, и ему сказали, что дело рассмотрели в 9:00 в его отсутствие.

— У вас приговор или выписка из протокола есть, свидетельствующая, что вы не могли присутствовать на том деле в девять часов? — поинтересовался судья ВС Анатолий Куменков у Зиновьева.

— Разумеется, есть, но с собой нет... — немного растерялся уволенный судья, но потом нашелся: — Прокурор бы сказал, если бы этого не было.

В решении ККС, судя по оглашенным сегодня в ВС материалам дела, говорится, что Зиновьев вынес

«заведомо неправосудный акт», что предусматривает уголовную ответственность. Судьи ВС недоумевали по этому поводу, а председатель ККС Удмуртии, судья удмуртского ВС Игорь Копотев ответил, что в действиях судьи имеется состав преступления. Судьи спросили, почему же тогда квалифколлегия не обратилась в Следственный комитет, Копотев молчал, а судья Куменков продолжил:

— Можно так писать, как считаете? С учетом презумпции невиновности...

— Наверное, нет... — неуверенно сказал Копотев. Но тем не менее, по его мнению, Зиновьева наказали верно. Полноценного заседания, где Зиновьев удовлетворил ходатайство, не было, и этот проступок приравнивается к единичному грубому нарушению, за которое вполне можно лишать полномочий, говорил председатель ККС.

Но дисциплинарная коллегия ВС (Сергей Рудаков, Анатолий Куменков и Иван Разумов) с ним не согласилась. После получасового совещания она решила удовлетворить жалобу Зиновьева и вернуть ему работу. Судья не смог сдержать слез.
Верховный суд РФ, дисциплинарная ответственность судей, дисциплинарная коллегия ВС

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»