CК “водит” миллиард

30.05.2018 17.41 21598

Какое отношение к "бесконечному" делу предпринимателя Сергея Кривошеева имеет хищение на миллиард, организованное Дмитрием Юдиным?

Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин, как известно, сторонник концепции объективной истины. Мол, состязательность сторон и прочие англосаксонские изыски превращают правосудие в театр, в то время как следователь, подобно ученому, должен установить событие преступления и доказать его объективно, а не просто убедить в своей правоте судью, да еще и в конкуренции с адвокатом.
 
Что ж, если преступление объективно, то у него должны быть и научно познаваемые законы. Например, применительно к коррупционным преступлениям можно предложить такую теорему: уровень должностных лиц, расследующих экономическое преступление, должен быть прямо пропорционален размеру ущерба. Отсюда следствие: если высокопоставленный силовик вдруг начинает заниматься мелким хозяйственным спором, то у него должна быть другая весомая мотивация, кроме служебных обязанностей. Коррупционное дело, как черная дыра, искривляет вокруг себя нормы УПК и других законов, и это тоже видно невооруженным глазом любому квалифицированному наблюдателю. Но вот, к примеру, уголовное дело, где теорема о коррупции доказана, а уголовное преследование не остановлено.
 

О «хозяйственной» части конфликта

 
Предприниматель Сергей Кривошеев, в прошлом владелец компании «Дионис-клуб», решил развивать девелоперский бизнес. Стал соинвестором офисного центра на 2-й Брестской улице в Москве. Часть площадей в этом центре у него купил бизнесмен Дмитрий Юдин (ООО «МКНТ Импорт»). По самой маленькой сделке, связанной с продажей парковки, он инициировал уголовное дело №261696 как рычаг для воплощения своих целей, в то время как главным предметом его интереса были и остаются компании, на которые оформлен земельный участок в Красногорском районе стоимостью более миллиарда рублей, а также этаж в офисном здании. По поводу попытки хищения этих компаний также возбуждено уголовное дело, по которому, в частности, проходят бывшие юристы Кривошеева, находящиеся в федеральном розыске, и гендиректор украденной фирмы Станислав Саликов, подделавший векселя на 730 млн руб.
 

«Черная бухгалтерия» как вещдок

 
Всё это звучит весьма обыденно, у нас половину экономики можно так описать: один из деловых партнеров захотел забрать имущество другого и возбудил уголовное дело. В нашем случае уголовных дел два, и при ближайшем знакомстве с ними, а особенно при их сопоставлении коррупционная мотивация просто очевидна.
 
Что касается уголовного дела, по которому проходят подельники Юдина (№ 11602450020000013), то там речь идет вовсе не о подозрениях, а о вещественных доказательствах, полученных следствием во время обысков. Это «черная бухгалтерия», то есть рукописная фиксация сумм, которые были потрачены на решение вопросов с силовиками и судами.
 
Вот одна из записей: «27.07.17 150 000 долларов Экспертиза». Следствие полагает, что данная запись означает финансирование судебной экспертизы по уголовному делу, которое вел Иристонский межрайонный следственный отдел СУ СК по Владикавказу. Также, свидетельствуют записи, изъятые при обыске у Юдина, 100 000 долларов было передано в Осетию в следственные органы, 200 000 долларов - за положительное решение во время заседания в суде, еще 200 000 руб. - за то, что по поручению следователей СК группа сотрудников республиканского МВД вылетела из Осетии в Москву и нагрянула с обыском в офис к Кривошееву. Вот как об этом вспоминает сам Сергей.
 
- В отношении меня как раз было прекращено уголовное дело, по которому я находился некоторое время под домашним арестом. На следующий день после этого я пришел в офис. Приезжает к нам полиция из Северной Осетии, по поручению СК, с обыском и выемкой. Заходят ко мне в кабинет. Спрашивают, кто я такой. Отвечаю. Они мне: «Послушайте, а вас здесь не должно быть. Вы сейчас на домашнем аресте должны находиться! Объясните, как вы здесь оказались?» Я говорю, что, при всем уважении к полиции, дело прекращено. А они приезжали за выемкой оригинальных документов, чтобы лишить нас возможности их дальнейшего использования в арбитражном суде Владикавказа. Пришлось им объяснять, что документы мы эти передали в СК Северо-Западного округа Москвы для экспертизы по уголовному делу.
 
Кстати, а при чем здесь Северная Осетия? Ведь офисный центр в Москве, а земельный участок – в Подмосковье. На этот вопрос есть два ответа. Формальный - потому что при попытке похитить компанию, при помощи которой можно было завладеть и подмосковной землёй, она была переведена в Северную Осетию. Реальный - там дешевле, и возможности беспредела в Иристонском СК кружат голову...
 
Еще один вопрос: если имущество похищено у Кривошеева, то почему у него же и проводятся обыски? Вот тут нужно сказать пару слов об уголовном деле №261696. Текст предъявленного Кривошееву обвинения уместился на двух листах. Его суть: деньги похитил, парковку не передал. Но факты - вещь упрямая. Согласно решению суда, вступившего в силу по делу А40-8131/2014 летом 2014 года, парковка принадлежит фирме Юдина. В связи с затянувшейся госрегистрацией права на покупателя (не по вине Кривошеева!) Юдину выдали согласие на сдачу парковки в аренду 1 октября 2013 года, и он получает за нее арендные платежи, а потом уже по инициативе самого Юдина на имущество были наложены обеспечительные меры. Получается, что Юдин одновременно требует, чтобы имущество было на него оформлено и чтобы никакие регистрационные действия с ним не проводились, при том что спокойно им пользуется. В общем, тут разговор не об имуществе идет, а об уголовном деле.
 
- По этому делу, перед тем, как меня арестовали в первый раз, поменялся где-то десяток следователей. Связано это с тем, что что-то предъявлять по такому «странному» делу, видимо, мало кому хотелось. Для того, чтобы пойти на подобное, нужно быть прикрытым во всей вертикали вплоть до следственного департамента МВД и заручиться поддержкой прокуратуры, - говорит Кривошеев.
 

Три силовика в одном деле

 
Не будем рассказывать вам про всю вертикаль, хотя материала, переданного в редакцию, для такого рассказа более чем достаточно. Вот только самые яркие эпизоды.
 
Уголовное дело, возбужденное еще в 2014 году и прекращенное в 2017 году в связи с отсутствием события преступления в ГСУ ГУ МВД по Москве, немедленно возобновляется по указанию заместителя начальника СД МВД России. Ну не должен генерал-майор МВД интересоваться делом на 40 млн руб., спором рядовых коммерсантов. А вот сумма в миллиард рублей совершенно меняет дело. Точнее, мотивирует к возобновлению его расследования. Вот вам и нехитрое доказательство теоремы.
 
Но даже усилий руководства СД МВД (при отсутствии реального состава преступления) оказалось недостаточно. Дело было закрыто, но затем реанимировано решением заместителя прокурора Москвы по формальным основаниям, причем передано из МВД, ресурс которого оказался исчерпан, в Следственный комитет. Хотя «мошенничество» на 40 млн руб. после четырех лет расследования в МВД – ну совершенно не та проблематика, которой должен заниматься СК. Ведомство расследует мошенничества с бюджетными средствами, ну, в крайнем случае, особо резонансные дела. А не суету вокруг парковки.
 
«В марте 2018 года я неожиданно узнал от руководителя Следственного отдела по Тверскому району СУ по ЦАО ГСУ СК РФ по Москве Чернобривого В.В., что уголовное дело № 261696 передано в возглавляемый им отдел и принято им лично к производству. По словам Чернобривого В.В., он считает, что я виновен в совершении хищения имущества Юдина Д.П. И предъявил мне обвинение по данному уголовному делу», - пишет Кривошеев в своей жалобе в прокуратуру. Как это соотносится с тем фактом, что предмет хищения уже 4 года принадлежит заявителю, следствие не интересует.
 
Самое интересное, что в тверском СК во второй раз было предъявлено обвинение Кривошееву на двух листах, аналогичное ранее предъявленному в полиции ЦАО, по делу, которое было уже закрыто.
 
Хочется еще раз публично обратиться к председателю СКР Александру Бастрыкину: неужели по этому уголовному делу не видна уголовная истина, а именно - что не было бы такого дела в производстве СК, если бы не было реального предмета спора стоимостью в миллиард рублей? И почему сейчас бесконечное дело №261696 летит на всех парах, а осетинское дело № 11602450020000013 после ареста главных фигурантов вдруг стало вязнуть в трясине? Кто “держит” вертикаль в СК?
 

Не расследовать, а оказать давление

 
Когда материал готовился к публикации, Сергей Кривошеев был повторно задержан по ст. 91 УПК в качестве обвиняемого. Следствие вышло в суд с ходатайством о заключении его под стражу. Мы получили комментарий его адвоката Лейсле Д.К.
 
- Эта статья не подразумевает задержание обвиняемого, она предусматривает задержание только подозреваемого, - говорит адвокат. - Однако этот факт был проигнорирован. При этом данное дело уже дважды прекращалось за отсутствием события преступления, в нем нет обмана и ущерба. В прошлом году, когда следователи пытались Кривошееву избрать меру пресечения в виде заключения под стражу, суд им отказал и избрал домашний арест, который впоследствии также был отменен и признан незаконным. Получается, что Следственный комитет по Тверскому району все это игнорирует? Их цель состоит не в реальном расследовании, а в заключении под стражу и оказании давления.
 
Однако судья Тверского районного суда Москвы Алексей Гордеев отказал в удовлетворении ходатайства следствия об аресте в связи с многочисленными допущенными нарушениями. И прямо указал в своем постановлении о принадлежности парковки заявителю. С Кривошеева сняли наручники в зале суда. Проигнорирует ли СО по Тверскому району СК судебное решение? И сможет ли увидеть очевидное? Несмотря на отсутствие хищения в деле, следователь Магомедова вновь бежит с подпиской о невыезде Кривошееву. Сможет ли кто-то остановить Тверской отдел СК?
уголовное дело, предприниматели,

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»