Соломоново решение Верховного суда

31 Мрт 10.42 2054

Его гражданская коллегия разбиралась, могут ли инфраструктурные объекты быть движимым имуществом

Константин Флавицкий, «Суд Соломона». Иллюстрация: wikipedia/commons

Константин Флавицкий, «Суд Соломона». Иллюстрация: wikipedia/commons

С 1 октября 2013 года вступила в силу ст.133.1 Гражданского кодекса (единый недвижимый комплекс)[1], которая позволяет рассматривать в качестве единого объекта недвижимости инфраструктурные сооружения, в том числе и линейные объекты: железные дороги, линии электропередачи, трубопроводы и пр. «Инициатива [ее принятия] исходила от естественных монополий, которые обладают протяженными и многочисленными линейными объектами, — напоминает партнер Goltsblat BLP Виталий Можаровский. — Новая статья ГК позволяет регистрировать практически все их сложное и разветвленное имущество одним махом».

Но на «коммунальном» уровне в аналогичных ситуациях, как показывает практика Верховного суда РФ, у судов по-прежнему возникают сложности с идентификацией подобных объектов, в том числе на уровне третьей инстанции. До ВС РФ дошло дело, в рамках которого якутская управляющая компания «Жилищный стандарт» пыталась признать право собственности на накопительные канализационные емкости-септики с сетями, соединяющими их с двумя многоквартирными домами. В своем заявлении коммунальщики называли эти сооружения движимым имуществом, просили признать безхозяйными и передать объекты в свою собственность.

В июне 2014 года Якутский горсуд Республики Саха (Якутия) заявление «Жилищного стандарта» удовлетворил, установив, что «имущество является движимым, не принято в муниципальную собственность, не является общим имуществом собственников жилых помещений в многоквартирных домах и поступило во владение общества, которым и обслуживается». Но республиканский Верховный суд решение первой инстанции отменил и заявление коммунальщиков отклонил.

По мнению тройки судей ВС РС(Я), Елены Пуховой, Светланы Местниковой и Анны Осиповой, объект является недвижимостью — «инженерным сооружением водоотведения для транспортировки сточных вод», где часть септика находится под землей и неразрывно связана с ней. «Перемещение септика без несоразмерного ущерба его назначению невозможно, как невозможна и его эксплуатация без связи с землей», — пояснили в своем определении судьи. Кроме того, констатировали они, право собственности на такие объекты может быть признано только за муниципалитетом. Однако президиум республиканского ВС в ноябре 2014 года отменил определение апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции, где спорный объект был признан движимым имуществом.

15 марта 2016 года этот вопрос рассматривала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, а вчера было опубликовано ее определение. Судьи Александр Кликушин, Татьяна Вавилычева и Татьяна Назаренко признали, что президиум ВС РС(Я) ошибся, а права была апелляционная инстанция. Коллегия ВС констатировала, что септики и канализационные трубы являются недвижимой вещью, а именно «инженерными сооружениями, которые расположены под землей и прочно связаны с ней, их перемещение без несоразмерного ущерба их назначению невозможно».

Можаровский из Goltsblat считает, что ВС, «оказавшись в деликатной ситуации, попытался найти соломоново решение и судил не столько по праву, сколько по справедливости». По мнению эксперта, септики, которые обслуживают один дом, являются не самостоятельным объектом недвижимости, а принадлежностью этого дома как сложной вещи и «в идеальном мире» должны быть общим имуществом. Адвокат из консультации «Павлова и партнеры» Константин Савин тоже считает, что такое имущество не должно принадлежать ни муниципалитету, ни управляющей компании, а только жильцам многоквартирного дома, ведь оно «создано исключительно для обслуживания главной вещи — здания. Септик не выступает в гражданском обороте отдельно, а только как принадлежность главной вещи», — уверен Савин.

Вопросы о трубопроводах, водопроводах, канализациях и прочих сложных объектах всегда вызывали споры об их правовой природе, напоминает партнер юрфирмы «Инфралекс» Артём Кукин. По его мнению, отнесение таких объектов к движимым либо недвижимым вещам может быть в значительной мере условным, но оно должно быть четко определено и зафиксировано в законе.

[1] Статья 133.1 Гражданского кодекса (единый недвижимый комплекс)

Недвижимой вещью, участвующей в обороте как единый объект, может являться единый недвижимый комплекс — совокупность объединенных единым назначением зданий, сооружений и иных вещей, неразрывно связанных физически или технологически, в том числе линейных объектов (железные дороги, линии электропередачи, трубопроводы и другие), либо расположенных на одном земельном участке, если в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество зарегистрировано право собственности на совокупность указанных объектов в целом как одну недвижимую вещь.
Верховный суд РФ, инфраструктура, Якутский горсуд, ВС Республики Саха (Якутия)

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»