Цитата президента не помогла в Мосгорсуде

31 Май 12.00 2466

Бывший заместитель главы Ростуризма Дмитрий Амунц (справа). Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Бывший заместитель главы Ростуризма Дмитрий Амунц (справа). Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Вчера, 30 мая, бывший заместитель руководителя Ростуризма Дмитрий Амунц пытался использовать силу слова президента Владимира Путина, чтобы добиться пересмотра «своей» меры пресечения. Амунца задержали 25 августа 2014 года. Ему неоднократно увеличивали срок содержания под стражей, последний раз судья Тверского райсуда Москвы Татьяна Неверова 14 апреля 2016 года продлила его еще на полгода — до 2 октября. Вчера в Мосгорсуде защита Амунца просила судью Елену Иванову изменить меру пресечения на более мягкую — домашний арест, залог, поручительство или подписку о невыезде. «Суд первой инстанции совершенно не учел положительные характеристики Амунца. Поручительство за него готовы дать многие известные люди — депутаты Госдумы, общественные деятели. За него поручался режиссер Никита Михалков, но суд на это не обратил внимания», — заявил адвокат Андрей Орлов.

Амунца обвиняют в пособничестве в растрате, совершенной организованной группой лиц в особо крупном размере (ч.5 ст.33 и ч.4 ст.160 УК РФ — лишение свободы до 12 лет). По версии следствия, Амунц в 2008–2009 годах принял участие в хищении около 29 млрд рублей беззалогового кредита Банка России, выделенного «Международному промышленному банку» бывшего сенатора Сергея Пугачева (в настоящее время объявлен в международный розыск и скрывается за границей). Следователи считают, что эти деньги были выведены за границу через аффилированное с Межпромбанком ЗАО «ОПК Девелопмент», гендиректором которого был Амунц. Он по указанию Пугачева подписал фиктивные документы, послужившие основанием для необоснованного зачисления на счет этой компании около 29 млрд рублей, утверждает следствие. Затем с помощью председателя исполнительной дирекции «Межпромбанка» Александра Диденко эти деньги были переведены в иностранную компанию, принадлежавшую Пугачеву.

Мягкий приговор Диденко, который признал вину и заключил сделку со следствием, был одним из аргументов Амунца, который принимал участие в процессе по видеосвязи из СИЗО. «Человек, который это все организовал, получил [в первой инстанции] сначала условный срок, потом три года реального [в апелляции], из которых он год провел под домашним арестом, а скоро, вероятнее всего, выйдет по УДО. А я сижу второй год в СИЗО, хотя обвиняют меня только в пособничестве. О каком гуманизме тут может идти речь?» — говорил Амунц.

А то, что речь о нем идти должна, обвиняемый доказывал ссылками на статью Путина «О наших экономических задачах», где президент упоминает и судебную систему страны. «Мы должны изменить само государство, исполнительную и судебную власть в России. Демонтировать обвинительную связку правоохранительных, следственных, прокурорских и судейских органов», — процитировал Амунц слова главы государства и добавил, что «пока Тверской райсуд живет какими-то другими мерками».

Адвокаты Амунца прошлись по выводам постановления первой инстанции. То, что суд учел наличие у него загранпаспорта, Орлов назвал смешным доводом. «Даже когда он уехал за границу уже после вызова на допрос, он все равно вернулся. Хотел бы сбежать — сбежал бы. Тем более все его паспорта находятся в материалах дела», — заметил Орлов. Опроверг он и еще один довод суда первой инстанции — якобы Амунц, находясь под домашним арестом или под подпиской, может уничтожить доказательства дела. Адвокат обратил внимание суда, что все доказательства уже находятся на рассмотрении суда — процесс начался 16 мая.

Амунц говорил, что вместе с защитой сам добивается объективного рассмотрения дела, но ответной реакции от прокуратуры и следствия не получает. «Мы получили более 200 отказных постановлений от следствия и отписок прокуратуры. Мы сами просили, чтобы меня допрашивали, проводили экспертизу, но мне отказывали. Тверской суд на это никакого внимания не обратил», — рассказал обвиняемый. Кстати, 16 мая Тверской райсуд Москвы отклонил ходатайство Амунца о проверке его на полиграфе, сообщал «Коммерсантъ». «Хочу отметить еще один вопиющий факт — прокуратура отказалась [учесть] список свидетелей, которых просила привлечь защита, и суд отказался удовлетворить наше ходатайство о приобщении этого списка, — добавил адвокат Игорь Пастухов. — Как можно осуществлять защиту, если нам все время ставят подножки?»

В заключительном слове Амунц попросил суд отменить решение суда первой инстанции, изменить ему меру пресечения и добавил, что его 87-летняя мама, пережившая сталинские лагеря, просила его не сдаваться. «Пока я дышу, я буду доказывать свою невиновность», — сказал обвиняемый. А Мосгорсуд оставил его под стражей.
Мосгорсуд, меры пресечения

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.