Александр Воронов

Кодекс административного судопроизводства год спустя

30 Авг 09.55 2786

Зачем все это было нужно?

Александр Воронов

профессор кафедры гражданского процесса МГУ, д.ю.н.

Спустя почти год после введения в действие Кодекса административного судопроизводства не утихают научные споры о том, появилась ли в России новая форма защиты субъективных прав. И, соответственно, можно ли говорить о появлении новой отрасли права.

Научные дискуссии

Гражданские процессуалисты, изучив содержание нового кодекса, в основном, пришли к выводу, что никакой новой формы защиты права он собой не представляет[1] и является несколько измененным вариантом действующего ГПК РФ. Точнее, набором процессуальных норм, взятых из ГПК РФ, АПК РФ[2], совсем немного из УПК РФ и определённой доли оригинальных положений. При этом отдельные части КАС РФ явно походят на давно действующие КАС других государств, в частности, Украины.

Административисты же, занимающиеся проблемами защиты субъективных публичных прав, увидели в кодексе воплощение новой формы защиты права, давно ожидаемой и желанной. Логическая цепочка следующая: защищаются не субъективные частные, а субъективные публичные права. Следовательно, для такой защиты нужна своя, самостоятельная и обособленная от гражданской процессуальной формы процедура, базирующаяся на особенностях материального административного в широком смысле права. Понятно, что появились идеи о самостоятельности административного судопроизводства, как отрасли права со своими предметом, методом, принципами и т.д.[3]

Данные разногласия повлекли определенные последствия в учебном процессе: в одних вузах содержание КАС РФ изучают под руководством преподавателей административного права, в других – гражданского процесса. Стоит отметить, что изыскание учебных часов для преподавания административного судопроизводства (в качестве самостоятельной дисциплины) и распределение этих часов между кафедрами – достаточно сложный вопрос для юридических вузов. Тем более, что ФГОСы в связи с принятием КАС РФ, как нам известно, не изменились.

В администрировании науки те же вопросы: действующие паспорта научных специальностей 12.00.15 и 12.00.14 позволяют отнести проблемы административного судопроизводства как к сфере гражданского и арбитражного процесса, так и к области административного права и процесса. Так что соискателям научных степеней, их руководителям и руководству диссертационных советов, возможно, будет сложно решать вопросы о том, в «ведении» какой кафедры (отдела) находится тема диссертации, в каком совете следует защищать ту или иную диссертацию и следует ли привлекать для защиты диссертации членов советов по иным специальностям.
 

Два процесса

Почему же процессуалистам сложно распознать в КАС РФ новую форму защиты права? Представляется, что, по большому счёту, до сих пор существуют два вида процесса: условно состязательный и условно инквизиционный. Как известно, сначала судебные дела не делились на гражданские и уголовные (в России фактически вплоть до конца XVIII века), а тем более, на административные, об административных правонарушениях и так далее. Однако уже с XV века российское законодательство определяет два вида процесса: первый - состязательный или обвинительный («суд»), второй - розыскной или инквизиционный («розыск»). Это явилось впоследствии основой разделения процесса на гражданский и уголовный, а судебных дел -- на гражданские и уголовные.

В уголовных делах и делах об административных правонарушениях государство и его органы в абсолютном большинстве случаев выступают инициаторами возбуждения дела и «поддерживают обвинение». Правонарушение (преступление или административное правонарушение) имеет большую общественную опасность, и, соответственно, нарушитель привлекается судом к юридической ответственности особого рода.

В гражданских делах общественная опасность правонарушения ниже, соответственно, и форма процесса иная. Сторона обращается в суд для защиты своих субъективных прав и должна доказывать свою правоту в споре с другой стороной. Административные дела о защите субъективных публичных прав с этой точки зрения рассматриваются в подобной же форме[4].
Частные отличия не влияют на суть процедуры. Абсолютное их большинство не обусловлено особенностями защищаемых субъективных материальных прав. Процессуальные нововведения КАС вполне могли появиться и в ГПК, и в АПК РФ.

Даже те положения, которые претендуют на исключительность, принципиальность (повышенная процессуальная активность суда в установлении обстоятельств дела, особое распределение обязанностей по доказыванию) реализованы в КАС зачастую менее последовательно, чем ранее в ГПК РФ и ныне в АПК РФ. Например, обязанность органа власти по доказыванию законности принятых им актов, распространяется лишь на определённую часть административных дел. Некоторые положения кодекса, как, в частности, обязанность вести отдельные дела только через представителя, думается, противоречат указанным принципиальным положениям.

Вопрос веры

В любом случае, как отмечалось, данные отличия вряд ли претендуют на то, чтобы явить собою самостоятельную форму защиты права. Напомним, что защита субъективных публичных прав в экономической сфере осуществляется без особых проблем арбитражными судами по правилам АПК РФ. Ну и, наконец, отсутствие в России административных судов, заставляет многих юристов задавать вопрос: зачем это всё было надо?

Более того, последние изменения в процессуальное законодательство демонстрируют тенденцию на унификацию процедур рассмотрения гражданских, экономических и административных дел. Так во всех трёх кодексах (ГПК, АПК, КАС) появились упрощённое и приказное производство, а Федеральный закон от 23 июня 2016 г. N 220-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части применения электронных документов в деятельности органов судебной власти" демонстрирует удивительное единство изменений, вносимых одновременно в три кодекса.

Таким образом, представляется, что если и стоит создавать единый гражданский процессуальный кодекс[5], то на основе трёх кодексов – ГПК, АПК и КАС РФ. В обязательном порядке исключив из сферы действия объединённого кодекса дел об административных правонарушениях, как элемента принципиально иной формы процесса.

Что же касается самостоятельной формы защиты и отрасли права, то при всём желании дискутировать и аргументировать, это, в определённой степени, вопрос веры.
 
[1] См. по этому вопросу: Сахнова Т. В. Достижимо ли единство цивилистического процесса? (в контексте концепции единого ГПК РФ и Кодекса административного судопроизводства) // Арбитражный и гражданский процесс.- 2015.- №4. - С. 3-10; Громошина Н.А. О месте административного судопроизводства в правовой системе // Журнал административного судопроизводства.- 2016.- №1.- С.25 – 28; А.Т. Боннер Административное судопроизводство в Российской Федерации: миф или реальность, или спор процессуалиста с административистом // Закон.- 2016.- №7.- С. С.24 – 53.
 
[2] Тай Ю. Приплод процессуальных сущностей // Читаем Кодекс административного судопроизводства…
//http://zakon.ru/blog/2015/3/20/priplod_processualnyx_sushhnostej__chitaem_
kodeks_administrativnogo_sudoproizvodstva…
 
[3] См., например: Старилов Ю.Н. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации – надлежащая основа для развития административно-процессуальной формы и формирования нового административного процессуального права // Журнал административного судопроизводства.- 2016.- №1.- С.29 – 38.
 
[5] См. по этому вопросу: Малешин Д. Смерть «единого ГПК» // https://legal.report/author/smert-edinogo-gpk
КАС, реформа административного законодательства, АПК, ГПК

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.