Максим Фокин

Топ-менеджеры «Т Плюс» воспользовались уязвимостями системы

07 Сен 10.54 4252

Криминальное манипулирование энерготарифами происходит из-за отсутствия внятных правил игры
 

Максим Фокин

к.ю.н., доцент кафедры уголовного права и криминологии Омского госуниверситета

Задержание бывших и действующих топ-менеджеров ПАО "Т Плюс" (в прошлом ЗАО "КЭС-Холдинг"), обозначило старую проблему: отсутствие внятных правил тарифообразования. Это системный вопрос для государства. Тарифы в энергетике, тепло-, водо-, газоснабжении влияют на благосостояние граждан, себестоимость товаров/работ/услуг, стабильность экономической и, как следствие, политической ситуации в стране.

Разные статьи

Указав на высокий коррупционный потенциал в деятельности должностных лиц и органов, устанавливающих тарифы, правоохранительные органы вместе с тем обозначили несколько направлений квалификации деяний виновных.

Наиболее действенный преступный механизм - это лоббирование через уполномоченные органы государственной власти и местного самоуправления интересов снабжающих организаций. Способы могут быть различными - от взятки за установление выгодного тарифа до назначения "своего" представителя руководителем уполномоченного органа по тарифообразованию. О том, как действовали руководители "Т Плюс", Legal.Report подробно рассказал в материалах «Михаил Слободин создал преступную схему “КЭС-Холдинга”», «Ольховик и Вайнзихер задержаны по делу “КЭС-Холдинга”».

Действия виновных в таком случае могут быть квалифицированы по статьям 291 УК РФ (дача взятки), 285 УК РФ (злоупотребление полномочиями) или 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Существующая же сейчас полирегулятивность тарифообразования (Федеральная служба по тарифам, региональные органы исполнительной власти в области регулирования тарифов, органы местного самоуправления) идет на пользу манипуляторам.


Структура тарифов сформулирована лишь в общем, что допускает возможность манипулирования их составляющими. Примером может быть заключение договора аренды помещений (аренда является самостоятельной структурной частью тарифа) с завышенной арендной платой, которая включается в тариф. При этом сам договор может быть краткосрочным и лишенным экономической цели, а размер арендной платы установлен по согласованию между собственником помещения и руководителем снабжающей организации, получающим взятку. Такие действия следует квалифицировать по статье 159 УК РФ (мошенничество) и статьям 291, 293 (дача/получение взятки). Однако обычно при таких обстоятельствах максимально возможная ответственность - гражданско-правовая, несмотря на фактическое умышленное причинение имущественного ущерба конечным пользователям услуг.

Неизбежные манипуляции

Аналогичная комплексная правовая оценка (привлечение не только к гражданско-правовой, но и, при наличии признаков, к уголовной ответственности) необходима при противоправном установлении пониженных либо повышенных индивидуальных тарифов. И если повышенный индивидуальный тариф оспаривается потребителем практически всегда, то неправомерно установленный пониженный тариф, фактически перераспределенный на иных потребителей, может быть оспорен и может породить правовые последствия лишь при выявлении государственными органами. Например, органами прокуратуры.

Однако даже при установлении всех перечисленных обстоятельств (неправомерное установление завышенного тарифа, злоупотребление правом при предоставлении и учете информации, фактическое причинение имущественного ущерба потребителям) юридическая ответственность, как правило, ограничивается административной (статьи 14.6, 14.8 КОАП РФ - нарушение порядка ценообразования, нарушение иных прав потребителей). Хотя есть все основания для возбуждения уголовного дела по признакам хищения или причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.

Сходные манипуляции возможны и в отношении инвестиционной программы развития или строительства новых мощностей. А равно и при корректировке стоимости ранее утвержденной программы. В частности, при утверждении тарифа может быть предложено утвердить и включенную в него стоимость такой программы, после чего начинается ее реализация.

Например, стоимость строительства новой подстанции составляет 500 млн рублей, включенных в тариф. Однако в результате аукциона стоимость построенного и введенного в эксплуатацию объекта снизилась до 400 млн рублей. По итогу 100 млн рублей являются не показателем эффективности организации, а фактической переплатой потребителями.

В случае непринятия мер по учету данных средств в качестве превышения оплаты потребителями возможно привлечение к ответственности по статье 159 УК РФ (мошенничество) или по статье 165 УК РФ (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием). Если же организация распределила эти 100 млн в качестве премий, то действия виновных будут квалифицированы по статье 160 УК РФ (присвоение и растрата). Предупреждение подобных злоупотреблений возможно при включении в тариф фактических расходов, понесенных по итогам календарного периода.

Существуют и иные способы манипулирования при тарифообразовании. При перераспределении точек поставки, изменении состава электросетевого оборудования, заключении договоров аутсорсинга с фиктивной передачей ряда функций сторонним организациям при фактическом выполнении этих функций сотрудниками ресурсоснабжающей организации и так далее.

Независимо от квалификации содеянного при установлении преступного превышения тарифа организация, полагаю, должна принять меры по добровольному возмещению причиненного потребителям ущерба.

Вопрос национальной безопасности

Перечисленное выше не исключает и иных проблем, наиболее опасной из которых представляется уязвимость ресурсной безопасности государства. Во многих случаях ресурсоснабжающие организации полностью или частично зарегистрированы за пределами РФ, что может быть объяснимо с экономической точки зрения, но не выдерживает критики с точки зрения обеспечения национальных интересов. Очевидно, что необходим принципиально иной подход на законодательном уровне к месту регистрации ресурсоснабжающих организаций.

Указанные проблемы, возникающие при правовой оценке манипуляций при тарифообразовании, безусловно, касаются не только энергетики, услуг ЖКХ, но и тарифов, применяемых при технологических подключениях, утилизации (захоронении) твердых бытовых отходов, тарифов транспортных услуг и так далее. Это требует единого комплексного государственного подхода к формированию и управлению этими процессами. Если проявятся эффективные механизмы, это неизбежно приведет не только к снижению тарифов, но и к уменьшению прибыли организаций-поставщиков услуг, премий топ-менеджмента.

 
«Т плюс», Вексельберг, тарифы, Ольховик, Вайнзихерк

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»