Дмитрий Абушенко

Немотивированные решения — теперь и в арбитражном процессе

31 Май 16.45 2824

Дмитрий Абушенко

д.ю.н., профессор кафедры гражданского процесса Уральского государственного юридического университета

В последние годы изменения в процессуальное законодательство стали столь частыми и, по сути, хаотичными, что в какой-то момент, уверен, многим просто захотелось банального моратория на новые изменения — хотя бы на несколько лет остановить это безудержное обновление. Но, видимо, это совершенно несбыточная мечта. Легкость, с которой сейчас любой — даже самый «сырой» — законопроект принимается законодательным органом, толкает заинтересованных субъектов все к новым и новым инициативам. Нет никаких реальных ограничителей — все, что только может быть написано на бумаге, тут же обретает форму закона. И если некоторые полуанекдотичные новеллы типа Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, который вдруг чудесным образом стал субъектом, привлекаемым в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (ч.2 ст.53.1 АПК РФ), в общем-то, не катастрофичны, то о других, увы, такого сказать нельзя.

Очередная порция масштабных изменений вводится в АПК РФ на основании ФЗ от 2 марта 2016 г. № 47-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» и вступает в силу завтра, 1 июня. Здесь понятен общий настрой — разработчики поставили целью снижение судебной нагрузки, а потому в арбитражный процесс внедряется ряд институтов, которые способны разгрузить рядового арбитражного судью. Это и обязательный досудебный порядок, и институт судебного приказа, и расширение ценового диапазона исковых требований для допустимости обращения к процедуре упрощенного производства. Мы, однако, хотели бы обратить внимание, быть может, не на самое заметное, но, на наш взгляд, архиважное нововведение.

Частью 1 ст.229 АПК РФ теперь предусмотрено, что решение арбитражного суда по делу, рассматриваемому в порядке упрощенного производства, принимается немедленно после разбирательства дела путем подписания судьей резолютивной части решения и приобщается к делу. Частью 2 этой же статьи законодатель устанавливает, что мотивированное решение составляется по заявлению лица, участвующего в деле.

Проще говоря, теперь как общее правило действует норма, позволяющая арбитражному суду ограничиваться лишь итоговой резолюцией, не составляя «полноценное» судебное решение. Надо сказать, что здесь законодатель пошел путем, уже проторенным в гражданском процессе — там ч.3 ст.199 ГПК РФ тоже позволяет мировому судье не составлять мотивированное решение.

Президиум Совета судей Российской Федерации оценивает подобное нововведение в арбитражный процесс как явление положительное, считая, что эта мера позволит «существенно сократить время судьи, затрачиваемое на изготовление судебных актов», «создаст дополнительные возможности для более тщательной подготовки к рассмотрению дел и более внимательному исследованию доказательств в судебных заседаниях». Действительно, даже далекому от юриспруденции субъекту понятно, что, отменяя обязанность составлять большой мотивированный документ, можно сэкономить какое-то количество рабочего времени. Но насколько оправдан такой сугубо арифметический подход?

С одной стороны, очевидно, что стороны интересует, прежде всего, лишь итоговая резолюция, и вроде бы возможный интерес лица, участвующего в деле, к изготовлению мотивированного решения вполне гарантирован.

Однако обратим внимание на два момента.

Во-первых, зададимся вопросом: а разве потребность понять логику судебного решения может возникнуть лишь у лиц, участвующих в деле? Конечно же, нет. И здесь мы имеем в виду не только каких-то абстрактных субъектов, которые анализируют складывающуюся практику и пытаются выявить единообразные подходы. Отнюдь! Речь может идти и о вполне конкретных лицах, чьи права и обязанности оказались затронуты вынесенным судебным решением, однако же статуса лица, участвующего в деле, они не имели. Как им, вообще не знающим ни доводов истца, ни возражений ответчика, ни логику, которой руководствовался арбитражный суд, оспаривать состоявшийся по делу судебный акт? На какие дефекты, собственно говоря, ссылаться? Зададимся вопросом далее: а как проверочной инстанции делать суждения относительно законности и обоснованности обжалованного судебного решения? Самой каким-то чудесным образом восстанавливать логику судебного акта, конструировать набор простых категорических силлогизмов, которым оперировал суд первой инстанции?

Во-вторых, закон устанавливает вполне конкретный срок, в течение которого может быть подано заявление о составлении мотивированного решения (пять дней со дня размещения решения, принятого в порядке упрощенного производства, на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» — ч. 2. ст. 229 АПК РФ). Может ли у лица, участвующего в деле, возникнуть интерес к получению мотивированного решения позднее? Конечно, может. Например, при возникновении нового судебного спора важным аргументом могли бы стать преюдициально установленные факты (скажем, факт неисполнения ответчиком конкретной обязанности). Или при взыскании долга при неисполнении длящегося обязательства может возникнуть вопрос о периоде, за который ранее уже были взысканы денежные средства. Или сторона вознамерится взыскать договорную неустойку, однако из ранее вынесенного судебного решения о взыскании основного долга совершенно неясно, взыскан ли он как долг по договору либо же как неосновательное обогащение. Но ведь срок для обращения пропущен! И, быть может, уже весьма значительно. Даже если предположить, что заинтересованному лицу удастся обосновать уважительные причины пропуска срока, возникают новые проблемы: судья, рассматривавший дело, мог уже после этого рассмотреть сотни других дел и просто банально забыть детали рассмотренного судебного дела, судья мог уйти в отставку, умереть и т.п.

Это, собственно, то, что с ходу бросается в глаза, когда анализируешь последствия вынесения немотивированного судебного акта. Но ведь в судебной практике возникнут десятки других вопросов! И несложно спрогнозировать то, что будет происходить дальше: либо высшая судебная инстанция путем дачи разъяснений, либо уже сам законодатель начнет править, дополнять, уточнять нормы о судебном решении. Какой-то бесконечный процесс, начало которому запущено вроде бы такой «тихой» новеллой, направленной лишь на то, чтобы «существенно сократить время судьи, затрачиваемое на изготовление судебных актов».

Мнение автора может отличаться от мнения редакции.
арбитражный процесс, АПК РФ, Совет судей РФ

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»