Александр Ермаков

Новый барьер в арбитражном процессе

02 Июн 12.49 3992

Новеллы АПК могут оправдать не все ожидания

Александр Ермаков

к.ю.н., доцент кафедры арбитражного процесса Саратовской государственной юридической академии

АПК не случайно позиционируется как один из лучших нормативных правовых актов российского законодательства. При подготовке действующего варианта кодекса были учтены недостатки двух «предшественников», а внесенные за почти 15 лет его существования изменения воспринимались, как правило, позитивно, поскольку отражали насущную потребность в дифференциации судебной деятельности и были призваны оптимизировать механизм защиты. С конца прошлого года АПК «захлестнула волна» законодательных новшеств: за неполные полгода в кодекс были внесены изменения и дополнения пятью федеральными законами. Наиболее дискуссионными по своему содержанию стали правки, внесенные Федеральным законом от 2 марта 2016 года № 47-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» и вступившие в силу с 1 июня 2016 года.

Принципиальных нововведений два: закреплен обязательный досудебный порядок урегулирования гражданских споров как одно из условий обращения в суд и введено приказное производство. Но дело не в количестве нормативных новаций, а в их содержании. Интересно еще и то, что нормотворческая активность, привнесшая в указанный период новеллы не только в АПК, но и в другие процессуальные цивилистические кодексы — ГПК и КАС, очевидно свидетельствует о желании законодателя привести, насколько это возможно, к единому знаменателю процессуальную форму рассмотрения дел судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Однако то, с помощью каких средств и в какие сроки унификация воплощается в нормативных предписаниях, наводит на очевидную мысль — единого ГПК РФ нам ждать не стоит (по крайней мере, в обозримом будущем).

Хорошо забытое старое

Согласно новой редакции ч.5 ст.4 АПК РФ спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении тридцати календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом или договором. Правда, это требование не затронуло определенные категории дел (например, корпоративные споры, дела о банкротстве).

Обязательный претензионный порядок урегулирования споров не является чем-то новым для отечественного законодательства. Он имел место еще в СССР в период деятельности государственного и ведомственного арбитража, а в дальнейшем получил свое развитие в процессуальном законодательстве России. Предназначенный для предприятий социалистической экономики, институт досудебного разрешения споров сохранялся на первых порах скорее по старой памяти, ибо предложить иной формат внесудебного разрешения споров в условиях зарождения рыночных отношений было сложно. Сам этот порядок предусматривал первый АПК 1992 года, а процедура регулировалась принятым в этом же году Положением о претензионном порядке урегулирования споров. В 1995 году с принятием нового АПК обязательное досудебное урегулирование споров в хозяйственной сфере было отменено.

Спустя двадцать с небольшим лет норма вернулась в законодательство. Пока обсуждалась необходимость возвращения претензионной процедуры, плюсов называлось много. По мнению представителей судейского корпуса, досудебный порядок позволяет не только экономить время и деньги предпринимателей, но поддерживать и сохранять будущие партнерские отношения и, тем самым, действительно формировать нормальный предпринимательский климат. Казалось бы, минусов нет и быть не может. Только вот реалии экономической сферы говорят об ином.

Представляется, что именно развитие рыночных отношений, свобода договора и прочие базовые идеи гражданского оборота предопределили в 1995 году отказ от обязательной претензионной процедуры перед обращением в арбитражный суд. Ничего значимого, что могло бы подтолкнуть законодателя к пересмотру этого положения, в экономической сфере не произошло. Да и стремление российских предпринимателей к примирению не стало очевидной тенденцией — ни медиация, ни третейское разбирательство, к сожалению, так и не заняли достойного места в системе форм урегулирования экономических споров. Очевидный позитивный эффект этих изменений может ощутить на себе разве что арбитражный суд, поскольку нагрузка на судей после 1 июня, безусловно, снизится.

Кому выгодна претензионная процедура?

Прежде всего, добросовестным контрагентам. Впрочем, желание мирно урегулировать спор во внесудебном порядке может быть реализовано сторонами в любое время, независимо от того, предусмотрено ли такое право законом или договором, или нет. А если желания договориться нет? Претензионная процедура очевидно будет играть на руку ответчику, поскольку отведенный для нее 30-дневный срок предоставляет реальные возможности предпринять меры, направленные на уклонение от обязанности исполнения требований кредитора, начиная от смены состава участников корпорации и заканчивая отчуждением активов должника третьим лицам. Оспорить соблюдение процедуры направления претензии по тем или иным основаниям также можно.

У досудебной процедуры есть единственный бесспорный плюс — это информирование потенциального должника о факте нарушения им прав лица, направившего претензию. Но те виды правоотношений, где это обстоятельство действительно необходимо, прописаны в законодательстве: перевозка, услуги связи и другие сферы, где одному субъекту противостоит много субъектов и отследить все возможные нарушения весьма затруднительно. Сомнительно, что аналогичные сложности контроля и оценки своих действий или действий контрагента испытывают стороны, например, договора поставки или строительного подряда.

При умелом подходе претензионная процедура может принести дивиденды и потенциальному истцу, не желающему ставить в известность контрагента о планируемой судебной тяжбе de-facto. Претензия может быть случайно отправлена по неактуальному адресу или ее попросту забудут вложить в конверт. Эти и другие старые уловки, вероятно, получат вторую жизнь. Получается, что законодательно прописанный обязательный досудебный порядок добросовестным субъектам не нужен, а лицу, сомневающемуся в добросовестности своего контрагента, — не выгоден.

Судебный приказ Vs. Решение суда

Вторым ключевым изменением АПК стало введение приказного производства — явления для экономического правосудия принципиально нового и в представленном виде весьма спорного. Оно зародилось в недрах гражданского процесса, то появляясь, то исчезая вновь. С 1996 года приказное производство предназначено для рассмотрения действительно «бесспорных» дел, не предполагающих по общему правилу с учетом характера правоотношений возражений ответчика как таковых (например, по требованию, основанному на сделке, совершенной в простой письменной форме).

Сложно представить себе настоящие бесспорные дела в экономической сфере, поскольку истцу документально подтвердить свои притязания возможно, но предугадать отсутствие возражений со стороны ответчика практически нереально. Для рассмотрения бесспорных (а также несложных, незначительных) дел АПК предусматривает особый порядок, именуемый упрощенным производством. Он практически идеально вписался в арбитражную процессуальную форму. Упрощенное производство не просто экономит время и деньги участников процесса, оно обеспечивает должный баланс оперативности рассмотрения дела и вариативности процессуальных средств защиты ответчика. В порядке упрощенного производства арбитражными судами рассматривается около 40% дел.

Приказное производство также является особой документарно-процессуальной формой рассмотрения дел без вызова участников процесса. Если сравнить два родственных вида ускоренных судебных производств в арбитражном процессе, упрощенное и приказное, то можно заметить, что единственным критерием их разграничения является цена иска. Бесспорный характер требований позволяет рассмотреть дело в упрощенном порядке, но если при этом цена иска не будет превышать 400 000 рублей, то для истца предоставляется возможность обратиться в суд не с исковым заявлением, а с заявлением о выдаче судебного приказа.

В равной степени право на судебный приказ возникает у компетентных государственных органов, инициирующих дела о взыскании обязательных платежей и санкций (при условии, что в рамках одного заявления общий размер подлежащей взысканию денежной суммы не превысит ста тысяч рублей). Именно фискальные органы, как представляется, весьма охотно будут использовать этот судебный механизм, поскольку он позволит экономить финансовые и временные ресурсы ведомств и дисциплинировать предпринимателей.

Рассматривая заявление, арбитражный суд не проводит судебное заседание, не извещает стороны и не предоставляет возможности должнику защититься от предъявленных требований. По истечении десяти дней он выносит судебный приказ, который еще через десять выдается взыскателю и может быть исполнен. Таким образом, от подачи заявления до принудительного исполнения судебного приказа проходит около месяца, что гораздо быстрее в сравнении с исковым производством. Однако на этапе ожидания взыскатель может столкнуться с ключевой особенностью приказного производства — возможностью отмены судебного приказа при наличии возражений должника относительно его исполнения. При этом АПК не обязывает указывать причины таких возражений, но даже при их формальном наличии суд не вправе давать заявленным аргументам юридическую оценку, а потому отмена судебного приказа — формальная процедура, которая способна свести на нет все приложенные к защите своих прав усилия кредитора.

Впрочем, АПК не лишает взыскателя возможности выбора между подачей искового заявления и заявления о выдаче судебного приказа: в первом случае дело будет рассматриваться в упрощенном производстве (с возможным переходом в общее при наличии особых условий согласно ч.5 ст.227 АПК), во втором — в приказном производстве (без какого-либо перехода в иную процессуальную форму).

Два месяца против одного месяца. Решение, подлежащее немедленному исполнению, против судебного приказа, который может быть отменен при подаче возражений ответчика. Потенциальному истцу предстоит оценить эти риски, прежде чем решить вопрос о выборе процессуальной формы обращения в суд.

Pro et Contra

Указанные новеллы АПК со всей очевидностью свидетельствуют о намерениях законодателя снизить объем обращений в арбитражные суды, предупредить необоснованные иски, сэкономить время рассмотрения «бесспорных» дел и тем самым снизить нагрузку на судей. Вот только обратиться в арбитражный суд станет сложнее по причине появления нового барьера в виде обязательного досудебного урегулирования спора. А ведь обеспечение доступа граждан к правосудию провозглашено как основное направление дальнейшего развития судебной системы. Что касается приказного производства, то в существующем виде оно вряд ли сможет стать достойной альтернативой упрощенному производству и, скорее всего, не будет активно востребовано субъектами предпринимательской деятельности.
арбитражный процесс, АПК РФ, досудебное урегулирование

Svyatoslav Pac 02-06-2016 19:09

КАС (Кодекс административного судопроизводства) - "процессуальный цивилистический кодекс" (с)... Это пишет профессор... У меня все

Yury Shamenkov 03-06-2016 11:10

Для того, чтобы защитить права кредиторов, в связи введенным новеллами, необходимо было упростить применение обеспечительных мер.

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.