Владимир Степанов-Егиянц

Шамсуарова следует судить за хулиганство

14 Июн 14.32 5524

На это указывает юридический анализ гонки от полиции с участием сына вице-президента «ЛУКОЙЛа»

Владимир Степанов-Егиянц

к.ю.н., заместитель декана юридического факультета МГУ

Сегодня, 14 июня, ГСУ Следственного комитета РФ по Москве предъявило обвинение участникам нашумевшей «гонки на гелендвагене» с участием сына вице-президента НК «ЛУКОЙЛ». Об этом сообщается на сайте СК. Следственные органы не обвинили их в хулиганстве. Абдувахобу Маджидову, Руслану Шамсуарову и Виктору Ускову предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.318 УК РФ (угроза применения насилия в отношении представителя власти) и ст.319 УК РФ (оскорбление представителя власти).

Напомним, что полиция дважды возбуждала против участников гонки уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.213 УК РФ («Хулиганство»). Но оба раза Прокуратура закрывала дело. 31 мая дело о хулиганстве возбудил Следственный комитет. Но и на этот раз Прокуратура его закрыла. Генпрокурор Юрий Чайка лично защищал это решение, выступая в Госдуме. В результате действий прокуратуры на данный момент следственным органам пришлось ограничиться ч.1 ст.318 УК РФ («Угроза применения насилия в отношении представителя власти») и ст.319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»). Между тем, юридический анализ событий 22 мая показывает, что действия водителя и пассажиров гелендвагена можно квалифицировать как хулиганство, т.е. грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия, и связанное с сопротивлением представителям власти.

Суть дела

По версии следствия, 22 мая 2016 года с 05 час 00 мин до 05 часов 30 мин водитель автомобиля марки Mercedes-Benz AMG G 63 Маджидов, а также трое пассажиров Шамсуаров, Усков и Мара Багдасарян оказали неповиновение законным требованиям сотрудников полиции. Они пытались скрыться от преследования по Ленинскому проспекту, 3-му Транспортному кольцу, другим улицам, а также территориям, не предназначенным для движения транспортных средств в Москве, подвергая опасности жизнь и здоровье граждан, допуская оскорбительные действия в отношении представителей власти, грубо нарушая Правила дорожного движения.

Главным управлением Министерства внутренних дел по городу Москве 26.05.2016 г. было возбуждено уголовное дело в отношении Маджидова по признакам состава преступления, предусмотренного п.«а» ч.1 ст.213 Уголовного кодекса Российской Федерации[1] (далее — УК РФ). Однако 27.05.2016 г. Прокуратурой города Москвы постановление о возбуждении уголовного дела было отменено по основаниям отсутствия в деянии Маджидова признаков преступления.

Явное неуважение к обществу

Согласно диспозиции ч.1 ст.213 УК РФ хулиганством признается грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу. При этом для квалификации действий по указанной статье необходимо, чтобы их совершение было связано с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо обусловлено мотивами политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо мотивами ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

В пункте 1 постановления от 15.11.2007 г. № 45 Пленум Верховного Суда[2] Российской Федерации разъяснил, что «явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним». Действия лиц, умышленно и в течение значительного промежутка времени избегавших полицейского преследования, являются нарушением общепризнанных норм и правил правомерного поведения.

При этом данные лица совершенно не скрывали своих противоправных действий, а, наоборот, желали придать им максимально возможную огласку посредством открытой трансляции в режиме реального времени в социальной сети «Periscope», что подчеркивает особый цинизм подобного поведения и демонстрирует явное, ничем не оправдываемое, грубое нарушение норм права и морали[3].

В процессе движения транспортного средства неоднократно создавалась угроза жизни и здоровью других участников дорожного движения, а также проявлялось явное неуважение к представителям власти, что, в частности, выразилось в высказывании в их адрес грубых и вульгарных выражений.
Более того, действия непрерывно сопровождались смехом, нецензурной бранью и непристойными комментариями, из содержания которых можно сделать вывод, что целью совершения подобных действий было вовсе не нарушение Правил дорожного движения, а именно твердое желание противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

На видеозаписи слышно, как молодой человек, осуществлявший видеосъемку, комментирует очередное нарушение ПДД словами: «красный проехали, воры в законе», что недвусмысленно говорит об осознании противоправности осуществляемых действий и пренебрежительном отношении к данному факту. В дальнейшем собственник автомобиля характеризует уход от преследования словами «да, мы дикие», что также указывает на понимание антиобщественности данных действий.

О противопоставлении и пренебрежительном отношении к обществу свидетельствуют также следующие реплики, произнесенные различными участниками ухода от преследования: «Москва, конечно, — город конченых у***ов», «мне на***ть, у меня нал есть», «это «гелик», «не видишь, что за машина, что за вопросы?». Кроме того, преследование, осуществляемое одной из машин ДПС (Mersedes-Benz E-class), названные лица характеризуют словами «она немного нагрубила», а по поводу возможного наступления ответственности водитель автомобиля говорит, что «по х** все».

В пункте 1 постановления Пленума ВС РФ о хулиганстве указывается, что «при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, следует учитывать способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства».

Как было отмечено выше, уход от преследования осуществлялся общеопасным способом, сопровождался публичной нецензурной бранью и игнорированием законных требований должностных лиц об остановке транспортного средства.

Остановимся на анализе такого критерия как продолжительность и интенсивность хулиганских действий. Из общедоступных источников следует, что указанные действия осуществлялись в течение продолжительного времени: с 05 час. 00 мин. до 05 час. 30 мин. В течение данного временного промежутка интенсивность неправомерных действий находилась на высоком уровне и неуклонно возрастала. Если в начале погони на видеозаписи лица двигались по проспекту, потом по улице, то позднее начали передвигаться с высокой скоростью по тротуарам, пешеходным дорожкам и скверу, в том числе вблизи детской площадки.

С учетом данных обстоятельств поведение лиц, длительное время скрывавшихся на автомобиле от полицейского преследования, высмеивавших существующие в обществе правила и нормы, придававших публичность своим действиям посредством использования социальной сети «Periscope», следует рассматривать как грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу. Иными словами, хулиганские мотивы анализируемых действий не вызывают сомнений.

Автомобиль может рассматриваться как оружие

Один из принципиальных для квалификации вопросов связан с возможностью рассмотрения автомобиля как предмета, используемого в качестве оружия. Согласно пункту 3 постановления Пленума ВС о хулиганстве «под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека». В качестве оружия могут использоваться также животные, представляющие опасность для жизни и здоровья человека. Судебной практике известны случаи, когда в качестве оружия использовались не только топоры, ножи, монтировки и биты, но и такие предметы, как камни, палки, гаечные ключи, отвертки, бутылки и даже мобильные телефоны[4].

Очевидно, что Mercedes-Benz AMG G 63 массой свыше 2 тонн, исходя из его свойств, способен причинить вред здоровью человека в большей степени, чем вышеперечисленные предметы. В отличие от камней, хозяйственных топоров, бутылок, мобильных телефонов и т.п. в гражданском праве автомобили традиционно рассматриваются как источники повышенной опасности (ст.1079 Гражданского кодекса Российской Федерации[5])[6]. При этом под источниками повышенной опасности понимаются предметы материального мира, обладающие особыми количественными и качественными состояниями, в силу которых владение или пользование ими связано с повышенной опасностью для окружающих[7]. Очевидно, что Mercedes-Benz AMG G 63, который способен развивать скорость свыше 200 км/ч как источник повышенной опасности обладает всеми свойствами, исходя из которых возможно причинить вред здоровью человека. Следовательно, транспортное средство может рассматриваться как предмет, используемый в качестве оружия в контексте ст.213 УК РФ. Правовых норм, запрещающих квалификацию использования транспортного средства в качестве оружия для целей ст.213 УК РФ, в законодательстве РФ не содержится.

Важно отметить, что данный вывод подтверждается и материалами судебной практики Московского городского суда. Так, например, приговором Тимирязевского районного суда города Москвы от 24 октября 2013 г. К. М. был признан виновным в совершении хулиганства. Согласно приговору К. М., находясь возле помещения торгового центра ООО «П.», грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, управляя автомобилем, используя его в качестве оружия, умышленно совершил наезд на другой автомобиль и витрины торгового центра, а затем въехал в помещение торгово-выставочного центра, где находились клиенты и сотрудники данного центра. Оставляя обвинительный приговор в силе, суд апелляционной инстанции (Московский городской суд) отметил, что «в данном случае предметом, используемым в качестве оружия, явился автомобиль, которым управлял К. М.»[8].

Сопротивление представителю власти

Осуществляя квалификацию рассматриваемого деяния, следует также обратить внимание на такой признак объективной стороны, упомянутый в ч.2 ст.213 УК РФ, как сопротивление представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка. Согласно разъяснению, данному в пункте 8 постановления Пленума ВС РФ, о хулиганстве под сопротивлением следует понимать умышленные действия лица по преодолению законных действий лиц, пресекающих нарушение общественного порядка, например, при задержании лица, совершающего хулиганство, или воспрепятствованию и иным способом продолжению хулиганских действий.

Представляется справедливым мнение, выраженное в комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации под редакцией Председателя Верховного Суда РФ Вячеслава Лебедева, в соответствии с которым под пресечением нарушения общественного порядка следует понимать не только прямое применение физической силы к лицу, совершающему хулиганство, но и любые другие активные действия[9], включая преследование и требование прекратить движение. Не вызывает сомнений, что анализируемое деяние осуществлялось с целью преодоления законных действий сотрудников Госавтоинспекции, стремившихся пресечь нарушение общественного порядка. Следовательно, объективная сторона рассматриваемого деяния соответствует признакам, указанным в ч.2 ст.213 УК РФ.

Пособничество в хулиганстве

Важно также рассмотреть вопрос о субъектах рассматриваемого нами хулиганского деяния. Представляется, что его непосредственным исполнителем (ч.2 ст.33 УК РФ) является водитель Mercedes-Benz AMG G 63 Маджидов, использовавший чужой автомобиль для осуществления хулиганских действий.

Относительно правовой оценки действий собственника автомобиля Шамсуарова можно утверждать, что он осознавал факт предоставления автомобиля водителю Маджидову для совершения последним именно хулиганских действий и желал этого. Шамсуаров не только давал постоянные советы и указания водителю Маджидову, но и осуществлял видеосъемку хулиганства, стремясь придать ему максимальную общественную огласку, периодически радуясь растущему количеству зрителей. Онлайн трансляция в социальной сети «Periscope» велась с личного аккаунта Шамсуарова «borzrus», что еще раз свидетельствует о его умысле на соучастие в хулиганстве. Совершение указанных действий Шамсуаровым можно рассматривать как пособничество в хулиганстве. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления предоставлением орудий совершения преступления (ч.5 ст.33 УК РФ). Орудием в рассматриваемой нами ситуации выступил автомобиль Mercedes-Benz AMG G 63.

Относительно участия в хулиганстве иных пассажиров автомобиля Mercedes-Benz AMG G 63, Ускова и Багдасарян, представленные видеоматериалы свидетельствуют, что они находились в автомобиле и на протяжении всего преследования давали водителю советы, стремясь поспособствовать реализации его умысла и увеличить продолжительность и интенсивность совершаемого хулиганства. Совершение указанных действий можно рассматривать как пособничество водителю со стороны пассажиров (ч.5 ст.33 УК РФ). Стоит отметить, что каждый из правонарушителей достиг возраста уголовной ответственности[10].

Исходя из вышеизложенного, действия водителя Mercedes-AMG G 63 Маджидова можно квалифицировать по ч.2 ст.213 УК РФ как умышленное хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти. Действия Шамсуарова, Багдасарян и Ускова можно рассматривать как пособничество Маджидову и квалифицировать по ч.2 ст.213 со ссылкой на ч.5 ст.33 УК РФ.

Завершая осуществленный юридический анализ, можно сделать следующие выводы:
1. С учетом обстоятельств совершенного деяния автомобиль Mercedes-Benz AMG G 63 может рассматриваться как предмет, используемый в качестве оружия в контексте ст.213 УК РФ.
2. Действия водителя и пассажиров автомобиля можно квалифицировать по ч.2 ст.213 как хулиганство, т.е. грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия, и связанное с сопротивлением представителям власти.
 
[1] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954; 2016. № 18. Ст. 2515.
[2] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» // Российская газета. № 260. 21.11.2007 (далее — постановление Пленума ВС РФ о хулиганстве).
[3] Видеозапись доступна на сайте YouТube.com Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=zM0kRvdOuXg (Дата обращения: 09.06.2016 г.).
[4] Обзор Кемеровского областного суда от 01.07.2006 № 01-03/19-432 «Обзор судебной практики рассмотрения судами Кемеровской области уголовных дел о хулиганстве, а также иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» // СПС «Консультант Плюс».
[5] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410; 2015. № 27. Ст. 4001.
[6] Гражданское право: в 4 т. Том 4: Обязательственное право / Отв. ред. Е. А. Суханов. — М.: Волтерс Клувер, 2008. — С. 675.
[7] Красавчиков О. А. Категории науки гражданского права: Избранные труды: В 2 т. Том 2. / О. А. Красавчиков. — М.: Статут, 2005. — С. 317
[8] Апелляционное постановление Московского городского суда от 17 февраля 2014 г. по делу № 10-1095/2014 // СПС «Консультант Плюс».
[9] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. В. М. Лебедев. М.: Юрайт, 2013.
[10] Согласно ч.2 ст.20 УК РФ уголовной ответственности за хулиганство при отягчающих обстоятельствах (ч.2 ст.213 УК РФ) подлежат лица, достигшие 14-летнего возраста.
юридический анализ

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.