Исмаил Дибиров

Право путча

25 Июл 09.36 1688

Исмаил Дибиров

юрист ИФК «Горизонт Капитал»

Одним из самых громких последствий неудавшегося переворота в Турции стало увольнение нескольких тысяч судей и прокуроров. Многие оказались за решеткой. «Чистка» коснулась всех уровней и может привести к масштабному кризису судебной системы страны.

Сразу после подавления мятежа, по сообщениям турецких СМИ, от работы было отстранено 2 745 судей и прокуроров. Решение было принято Высшим советом судей и прокуроров (HSYK). Далее последовали сообщения о том, что Министерство обороны Турции отстранило от должностей всех военных судей и прокуроров в стране.

Более 400 человек взяты под стражу. Среди задержанных оказались члены Конституционного суда Алпарслан Алтан и Эрдал Терджан, 140 судей Верховного (кассационного) суда (Yargıtay Başkanlığı) и 48 членов Государственного совета (Danıştay — высший административный суд республики). Турецкие СМИ отмечают, что некоторые должностные лица местной юстиции были задержаны при попытке покинуть страну.

Учитывая тот факт, что всего в стране порядка 14 тысяч судей и прокуроров, можно говорить о том, что система юстиции Турции лишилась приблизительно одной пятой кадрового состава.

Турецкий арбитражный судья и профессор права Murat Ozsunay, комментируя ситуацию для L.R, высказал мнение, что списки были подготовлены заранее, еще до попытки переворота. Необходим был только повод, чтобы ими воспользоваться. Объявленный инициатором и организатором переворота Фетуллах Гюлен имеет в Турции очень большое влияние, в том числе среди юристов. Соответственно, его сторонников спецслужбы уже давно взяли на заметку.

Другие турецкие юристы и члены юридических союзов и организаций, комментируя ситуацию, также подтверждают предположение о том, что списки были уже готовы. Однако, говорит Nuh Hüseyin Köse, член совета турецкого судейского союза, во многих случаях непосредственных доказательств участия определенных лиц в перевороте не имеется: задержания имеют превентивный характер и осуществляются с целью запугать оппонентов. Подобная практика порочна, противоречит презумпции невиновности, нарушает права задержанных, а в дальнейшем может распространиться на членов турецкой оппозиции.

Помимо этого, сопредседатель Демократической Юридической Ассоциации Orhan Gazi Ertekin считает, что объявляя 3 тысячи должностных лиц государственной юстиции членами террористической организации, действующей против государственного аппарата, институтов и строя в целом, действующая власть буквально признает все судебные решения, вынесенные задержанными лицами, незаконными. Тысячи людей находятся в местах лишения свободы в связи с решениями, вынесенными именно этими судьями. Также, как он указывает, поражают масштабы и цифры: учитывая количество судей и прокуроров, подлежащих аресту, можно говорить о сугубо политической игре, в которой действующее правительство только укрепило свои позиции за счет репрессий по отношению к неугодным должностным лицам.

Большинство известных турецких юристов не соглашаются на интервью, опасаясь возможных репрессий. Тем не менее, адвокат, магистр права Efe Tanay согласился дать комментарии L.R.

— Какова общая реакция турецкого юридического сообщества на происходящее?

Когда мы говорим о реакции тех или иных учреждений и организаций, мы, в первую очередь, должны очень хорошо понимать политическую атмосферу в Турции. На данный момент очень немногие организации выразили критическое отношение к мерам, которые предприняло правительство. Для этого есть причины. Главной из них является политизация процесса увольнений. Речь не только о судейском (юридическом) сообществе, но и любой другой организации, сотрудников которой заподозрили в причастности к перевороту. Многие служащие подвергались увольнениям, после чего их заменяли сторонниками правительства, независимо от того, были ли они достаточно квалифицированы для соответствующей работы.
Кроме того, долгое время правительство и самого Эрдогана очень мало критиковали. Происходило это не потому, что для критики не было поводов, а потому что почти никто не был в состоянии сохранить свою позицию в том случае, если они выступят против официальной линии правительства. Подобное продолжающееся подавление инакомыслия укрепляло власть Эрдогана в течение длительного времени. Теперь, когда произошло действительно страшное событие, жестокая попытка государственного переворота, люди из каждой социальной группы и уровня выступают против него: практически никто не поддерживает попытки государственного переворота. Поэтому любое решение Эрдогана и правительства после путча встречает меньше критики, чем должно было бы. В связи с этим вкупе с остальными судейское сообщество также жестко выступает против переворота.

— Коснулись ли репрессии преподавателей юридических факультетов?

Как сообщается, репрессиям подверглись тысячи профессоров. Это, вероятно, отразится на университетах негативно, по крайней мере, в течение некоторого периода времени. Если будет доказано, что все эти лица из всех соответствующих социальных групп и сообществ оказались частью FETÖ/PDY («параллельное правительство»), которое, как считается, стоит за попыткой переворота, то общество будет поддерживать действия Эрдогана по отношению к ним.
Поэтому я лично считаю, что восприятие их в качестве жертвы зависит от конкретных обстоятельств. Но имеется очень важный вопрос, о котором нельзя забывать. Как правительству удалось установить тысячи людей в такие быстрые сроки? Являются ли они все «гюленистами» или часть этих людей на самом деле жертвы, которые «попали под горячую руку»?

— Будет ли в отношении задержанных вестись соответствующее уголовное расследование, в чем они конкретно обвиняются? Как внезапное исчезновение 20% судей и прокуроров отразится на судебной системе страны?

На данном этапе проверяется их причастность к FETÖ/PDY. Если будет доказано, что судьи имеют связь с организацией, в Турции признанной преступной, то дела, по которым эти тысячи судей выносили решения, окажутся под подозрением. Я считаю, что есть возможность возобновить эти дела, но это может привести к хаосу в судебной системе.

— Как данные события повлияют на политическую ситуацию в стране и чего теперь будет добиваться действующая власть?

На мой взгляд, довольно рано комментировать, как это все повлияет на политическую систему Турции. Некоторые считают, что демократия победила. Но есть основания полагать, что демократии и свободы слова как раз будет еще меньше, так как Эрдоган вышел из сложившейся ситуации победителем. Он стал намного сильнее, чем прежде.

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»