Андрей Набережный

Банкротство по новым правилам

06 Апр 17.36 6362

Андрей Набережный

юрист адвокатского бюро «Линия права»

Поправки в закон о банкротстве[1], находящиеся сейчас на рассмотрении в правительстве, получились компромиссным документом. С одной стороны, законопроект, разработанный с учетом предложений представителей российских банков, включенных в рабочую группу Минэкономразвития, учитывает позицию кредитных организаций и их возражения по первой, «продолжниковской» редакции документа. С другой, в нескольких принципиальных вопросах, например, при введении процедуры реструктуризации без согласия кредиторов и использования классовой системы голосования, его текст представляет собой попытку учесть пожелания всех заинтересованных сторон.

Вместо двух процедур — одна

Основные изменения, которые планируется внести в текущую редакцию федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», касаются процедур. Во-первых, предусматривается полный отказ от наблюдения. Он обусловлен неэффективностью этой процедуры, поскольку ее проведение существенно затягивает общий срок банкротства, а результатом практически всегда является введение конкурсного производства и дальнейшая ликвидация должника. Еще одной причиной стала пассивная роль временного управляющего, который зачастую не может предотвратить выбытие имущества должника и оспорить его.

Во-вторых, законопроект вводит реструктуризацию вместо процедур финансового оздоровления и внешнего управления[2]. Это рациональный подход, так как первая из них практически не применялась, поскольку содержала нормы, которые не были интересны ни должникам, ни кредиторам, а основное преимущество второй сохранено в реструктуризации. Первые четыре месяца в рамках этой новой процедуры (до даты представления плана реструктуризации) практически не отличаются от первых месяцев наблюдения, однако теперь у арбитражного управляющего имеются полномочия на оспаривание сомнительных сделок, что позволяет ему осуществлять возврат выбывшего имущества должника, не дожидаясь первого собрания кредиторов.

Различные права должника и кредиторов

Законопроект вводит различия при подаче заявления в арбитражный суд о банкротстве от самого должника и его кредиторов. В первом случае — и это важная особенность процедуры — должен быть подготовлен отчет о его финансовом состоянии. Он подтверждается заключением специальной организации, требования к которой устанавливаются правительством. Это положение несет в себе правовую неопределенность, поскольку в настоящий момент никто не может предположить, какие именно требования будут установлены для таких организаций[3]. Еще одной важной особенностью является то, что должник не сможет предложить «свои» кандидатуры управляющего или саморегулируемой организации арбитражных управляющих. С помощью случайной выборки в специальной информационной системе[4] будет отобрана СРО, а затем она по своему усмотрению определит кандидатуру управляющего.

Этот подход — случайная выборка и усмотрение СРО — вызвал множество споров относительного того, как обеспечить выбор квалифицированного и эффективного арбитражного управляющего. Федеральная налоговая служба предлагала составить рейтинг управляющих по каждой СРО в зависимости от количества проведенных процедур и размера удовлетворенных требований, но эта идея вызвала обоснованную критику участников рабочей группы, поскольку подобное рейтингование не позволяет объективно установить уровень эффективности арбитражного управляющего. Однако норма о случайной выборке была сохранена в законопроекте, чтобы обеспечить беспристрастность арбитражного управляющего.

В том случае, если в суд обращается кредитор, он не обязан предоставлять отчет о финансовом состоянии должника и может предложить свою кандидатуру управляющего. Такое различие прав между должником и кредитором вызвало сильные споры между разработчиками законопроекта и представителями банковского сообщества. Представитель Минэкономразвития высказывал мнение о нарушении принципа справедливости, однако у этого подхода есть положительные стороны. С одной стороны, он позволяет защитить кредиторов от недобросовестности должника, который добивается назначения лояльного по отношению к себе управляющего. С другой — дает кредиторам возможность назначить менеджера, в квалификации и профессионализме которого они будут полностью уверены. Это позволит провести процедуру банкротства наиболее эффективно.

Защита от лжекредиторов

Законопроект предусматривает также существенное изменение процедуры рассмотрения заявления о банкротстве. В связи с ликвидацией наблюдения, в рамках которого осуществлялось формирование реестра кредиторов, возник вопрос, как защитить их на этой стадии от появления «кредиторов» с «нарисованными» требованиями.

Эту проблему попытались решить с помощью ограниченного доступа в судебные заседания, где рассматривается вопрос об обоснованности заявления. Законопроект предусматривает право на участие в нем конкурсных кредиторов, указанных должником и имеющих судебный акт, подтверждающий их требования. Кроме того, допускаются уполномоченные государственные органы, а также кредитные организации. Другие же кредиторы могут принять участие в процессе только после удовлетворения судом их ходатайств о допуске.

Однако полноценным решением такой подход вряд ли сможет служить. Судье на рассмотрение ходатайства о допуске кредитора в процесс отводится всего два рабочих дня. Это слишком короткий срок, чтобы разобраться в обоснованности требований.

Новый порядок формирования реестра кредиторов

Рабочая группа решила взять за основу порядок установления требований кредиторов при банкротстве кредитных организаций. Законопроект предусматривает, что они рассматриваются арбитражным управляющим в пятидневный срок с момента получения и включаются в реестр требований должника в течение одного рабочего дня со дня истечения срока для заявления возражений.

Кредиторы вправе будут ознакомиться с требованиями и заявить свои возражения в суд. Чтобы они были обеспечены информацией, арбитражный управляющий будет публиковать ее в Едином федеральном реестре сведений о банкротствах. Такой порядок возлагает на кредиторов обязанность постоянного мониторинга хода процедуры банкротства и поступающих требований, поскольку бремя предоставления возражений в полном объеме будет возложено на них.

Такая реформа обусловлена значительной нагрузкой на судей. Да, подавляющее большинство требований кредиторов носит безусловный характер, однако судье необходимо много времени на подготовку судебных актов об их включении в реестр.

Классы кредиторов

Деление требований на классы может быть предусмотрено планом реструктуризации с согласия кредиторов. Суть этой операции состоит в том, что каждый кредитор третьей очереди, имеющий определенный вид требований, включается в отдельный класс.

Этот подход выглядит обоснованным, поскольку позволяет найти компромисс между интересами различных кредиторов с целью введения в отношении должника реабилитирующей процедуры. С одной стороны, каждый банк с обеспеченными требованиями будет выделен в отдельный класс, что дает ему сильную позицию в переговорах о порядке и условиях погашения задолженности или возможность заблокировать принятие решения по плану реструктуризации. С другой стороны, законопроект устанавливает специальный кворум для принятия решений об одобрении плана реструктуризации: при классовом голосовании для одобрения плана «за» должны проголосовать все классы единогласно, а до этого в каждом классе — более 50% по голосам и по количеству.

Утверждение плана реструктуризации

Законопроект предусматривает утверждение плана реструктуризации судом, причем это возможно и без одобрения собранием кредиторов. Однако реабилитация лишь по воле суда вызвала резкую критику со стороны банковского сообщества.

Поэтому в итоговом варианте законопроекта в целях защиты интересов кредиторов был установлен обширный перечень условий — эта мера возможна только при их полном соблюдении. По этим условиям должник продолжает осуществлять предпринимательскую деятельность, в плане реструктуризации не предусмотрено погашение требований перед заинтересованными лицами, экономическая обоснованность плана подтверждена заключением спецорганизации. Кроме того, законопроект устанавливает, что при наличии трудноустранимых противоречий по вопросу экономической обоснованности плана должника суд будет обязан отказать в его утверждении.

Дискуссионные вопросы

Несколько положений законопроекта включены в текущую версию документа в редакции, которая не устраивает тех или иных участников дискуссии. Прежде всего, это нормы, допускающие конвертацию долгов в капитал даже без согласия должника и его владельцев. Это может быть сделано, если будет доказано несколько обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности последних, например, установлено, что контролирующие лица действовали во вред кредиторам, имеют неснятую или непогашенную судимость за преступления в сфере экономики и т.д. Представители небанковской части бизнес-сообщества резко критиковали эту идею, поскольку ее реализация создает реальную возможность для полной потери бизнеса контролирующими лицами без их воли.

Банкиры, со своей стороны, неоднократно выражали свое несогласие с включением в закон нормы, по которой утверждение плана реструктуризации может быть передано третейскому суду (такое решение могут принять конкурсные кредиторы, обладающие более 70% голосов). Критики указывали, что такой порядок существенно затягивает процедуру реструктуризации, поскольку решение третейского суда подлежит дополнительной проверке арбитражным. Кроме того, рассмотрение дела в третейском суде является более затратным для должника, что может значительно уменьшить размер его активов.

Введение такой возможности обусловлено загруженностью судей арбитражных судов. Однако передача самого главного вопроса в процедуре банкротства на разрешение третейского суда — крайне негативная инициатива. Ее реализация может нести в себе угрозу для прав и законных интересов кредиторов. Основная причина — это обоснованные сомнения в компетенции арбитров.

Выводы

В своей текущей редакции поправки в законодательство о банкротстве уже не носят «продолжниковский» характер и направлены в первую очередь на обеспечение интересов конкурсных кредиторов. С учетом того, что подавляющее большинство банкротств в нашей стране — это конкурсное производство, нововведения позволят приблизить время удовлетворения требований кредиторов. Банкам это даст возможность уменьшить срок несения дополнительной финансовой нагрузки в виде резервов на возможные потери по ссудам.

Удастся ли благодаря реформе увеличить количество реабилитационных процедур, крайне редких в России? Скорее всего, нет, поскольку при имеющихся в законопроекте условиях их количество также будет крайне незначительным. Однако создание процедуры реструктуризации — это уже большой шаг на долгом пути развития реабилитационных процедур в нашей стране.
 
[1] Проект федерального закона «О внесении изменений в федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части процедуры реструктуризации в делах о банкротстве юридических лиц». Подготовка осуществляется Минэкономразвития во исполнение поручения Правительства РФ. По первоначальным планам законопроект должен был оказаться в Государственной думе РФ в осеннюю сессию, однако столкнулся с возражениями банков и крупного бизнеса в целом. После этого на основании поручения первого заместителя председателя Правительства РФ Игоря Шувалова на базе Минэкономразвития была создана рабочая группа по доработке законопроекта, в которую также были включены представители ведущих российских банков.
[2] В первоначальном варианте законопроекта предусматривалось преобразование процедуры финансового оздоровления и сохранение процедуры внешнего управления в текущем виде. Однако большинство членов рабочей группы высказалось за полное исключение процедуры внешнего управления и включение опционально возможности управления должником арбитражным управляющим в рамках новой процедуры реструктуризации.
[3] В ходе обсуждения законопроекта в рабочей группе Минэкономразвития такой организацией предлагалось сделать АКБ «Российский капитал» (ПАО), 100% акций которого принадлежит госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов», однако это встретило активное сопротивление представителей банковского сообщества. Поэтому авторы законопроекта ограничились абстрактной формулировкой, по которой заключение по отчету о финансовом состоянии должника должна давать организация, соответствующая требованиям, установленным правительством.
[4] По информации рабочей группы, эта система должна заработать в ближайшее время.
законотворчество, банкротство, реформа банкротства

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»