Гаяне Давидян

Безобидные откровения обиженного судьи

14 Июл 15.46

Гаяне Давидян

доцент юридического факультета МГУ

 
Скандальное интервью федерального судьи Ширы Шейндлин, вынесшей приговор по делу Виктора Бута, вызвало огромный резонанс как в Америке, так и за ее пределами. В России оно добавило аргументов сторонникам политической версии преследования бизнесмена. Но цена откровений судьи, судя по всему, не очень высока, так как за ними кроются ее личные обиды на несовершенство мира.

Трудности перевода

В связи с тем, что российские средства массовой информации по-разному, но не очень точно перевели часть интервью относительно приговора по делу Бута, хочется точно процитировать слова Шейндлин. Судья назвала журналистам The New York Times приговор Буту «чрезмерным и неуместным», объясняя это тем, что он был всего лишь бизнесменом и в преступную деятельность его вовлекли «они» (думается — спецслужбы), «предлагая ему много денег». Судья идет дальше и объясняет, что Бут не был террористом, «членом Аль Кайды, не убивал мирных людей в супермаркете», а только торговал оружием.
 
Тогда встает совершенно законный вопрос, что же мешало федеральному судье приговорить Виктора Бута к меньшему сроку? Ведь многие Федеральные директивы, которыми руководствуются федеральные судьи при назначении наказания, лишь ориентируют по срокам.
 
Однако случае с Бутом это не так. Ему вменялось нарушение специального акта США 1995 года (InternationalEmergencyEconomicPowersAct IEEPA), запрещающего любые операции по экспорту товаров, технологий или услуг государственным учреждениям и компаниям иностранных государств, потенциально представляющим угрозу безопасности, без особой лицензии. Присяжные признали Бута виновным в сговоре с целью убийства американцев и официальных представителей США, попытке приобретения и продажи ракет и поддержке терроризма через сотрудничество с колумбийской группировкой «Революционные вооруженные силы Колумбии». По этим обвинениям, как и по некоторым иным, существуют минимальные сроки наказания. Для дела Виктора Бута такой минимальный срок — 25 лет.
 
Есть и другой вопрос. Судя по интервью, судья Шейндлин была не согласна не только со сроками, но местами даже сомневалась в выдвинутых Виктору Буту обвинениях, считая его «бизнесменом» по продаже оружия. В таком случае она могла не согласиться с выдвинутым обвинительным вердиктом присяжных и вынести оправдательный приговор. Такие права предоставлены судье, например, в соответствии со статьей 29 Федеральных правил по уголовному процессу. Однако Шейндлин Бута не оправдала, скорее всего, считая его все же виновным.
 
Тогда, учитывая, что Шейндлин или не могла, или не хотела выносить иной приговор, совершенно не ясно, зачем ей вообще понадобилось давать интервью и выставлять себя в неприглядном свете. Более того, насколько правомерны и этичны комментарии федерального судьи по данному поводу?
 
Согласно статье 3А (6) Типового Кодекса по поведению судей 1972г. (действующей с изменениями 1990 г.) судья не имеет право комментировать дела, которые находятся в его слушании или могут быть поданы на пересмотр в дальнейшем после вынесения приговора. Американская Ассоциация юристов для лучшего понимания данного правила в 1990 году даже сузила эту норму до того, что судья в процессе слушания дела или в период его пересмотра не может делать публичные заявления по данному делу, так как эти публичные комментарии могут повлиять на исход дела или на справедливость будущего решения.
 
Однако с учетом того, что 16 августа 2012 года апелляционный суд в США удовлетворил ходатайство защиты Виктора Бута и продлил ему срок подачи апелляции до 30 января 2013 года, получается, что дело больше не подлежало пересмотру. То есть судья формально не нарушает этические нормы поведения федеральных судей. С другой стороны, интервью с такими откровениями по такому громкому делу — достаточно редкое и весьма странное явление в судейской среде.
 

Месть Нью-Йорку

Так что же все-таки стоит за откровениями судьи? Скорее всего, обида на американское общество в целом и власти Нью-Йорка в частности.

Судья Шира Шейндлин, назначенная почти 22 года назад президентом Клинтоном, не один раз попадала на страницы центральных газет. Однако очень много о ней стали писать после того, как она признала одно из решений (Stop and frisk) Департамента полиции Нью-Йорка нарушающим права человека. В частности, 4-ю и 14-ю Поправки к Конституции США. Согласно этому решению полиция получила право останавливать на улицах города подозрительных лиц для обысков и задержаний.

В ответ против судьи ополчились власти Нью-Йорка. В частности, мэр Майкл Блумберг обвинил ее в пристрастности к городу. А юристы, представляющие интересы Нью-Йорка, подали апелляцию на это решение.
 
Апелляционный суд второго округа США признал, что судья нарушила профессиональную этику при слушании этого громкого дела, так как комментировала его журналистам в период рассмотрения. Скорее всего, вся эта шумиха и стала причиной того, что Шейндлин решила уйти в отставку — довольно редкое и необычное явление для федеральных судей. Назначенные пожизненно, они редко добровольно отказываются от места, гарантирующего обеспеченную и спокойную жизнь. Известно, что в США на долю федеральных судов приходится всего 5–7% всех судебных дел. Большинство же слушается в судах штатов.

Наверное, скандальное интервью, данное через два дня после отставки, стало не самым лучшим ответом на критику чиновников и вышестоящего суда. Но, видимо, ничего лучшего, чтобы отомстить своим обидчикам, Шейндлин не придумала.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»