Александр Яковлев

КС перешел Рубикон. Четыре сценария на перспективу

21 Апр 18.39 1926

Александр Яковлев

директор Высшей школы государственного и муниципального права, доцент ИГиП ТюмГУ, к.ю.н

Конституционный суд РФ принял первое постановление, в соответствии с которым решение ЕСПЧ не будет исполняться в России. Речь идет о постановлении Страсбургского суда по делу двух бывших заключенных («Анчугов и Гладков против России»), жаловавшихся на лишение их активного избирательного права на основании части 3 статьи 32 Конституции РФ. ЕСПЧ констатировал, что эта норма нарушает требования статьи 3 протокола № 1 к Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ) в части гарантирования избирательных прав. При этом страсбургские судьи указали, что исполнение Россией своих международных обязательств, вытекающих из ЕКПЧ и постановлений ЕСПЧ, достижимо либо с помощью изменения законодательства, либо за счет его истолкования Конституционным судом. Причем толкование должно быть таким, чтобы был исключен конфликт между Европейской конвенцией и российской Конституцией.

Конституционному суду предстояло определить теоретическую конструкцию с целью разрешения коллизии. От КС ожидали, что он применит «юридический креатив», позволяющий истолковать статью 32 Конституции настолько гибко, насколько это потребуется для соблюдения, с одной стороны, принципа верховенства Конституции РФ, а с другой — принципа добросовестного исполнения международных обязательств.

Как не исполнять

Россия ратифицировала ЕКПЧ, а также подписала 11-й дополнительный протокол к ней. Тем самым она подтвердила свое согласие на обязательную юрисдикцию ЕСПЧ и возможность эволютивного толкования судом конвенции. И то обстоятельство, что Конституция РФ имеет внутри страны приоритетное применение, не снимает ответственности за неисполнение решения Страсбургского суда. При этом, согласно официальной позиции Совета Европы, не имеет значения, о нормативно-правовых актах какого уровня идет речь. Даже если правовая позиция ЕСПЧ затрагивает сферу регулирования Конституции, приоритет которой закреплен внутренними правилами, государство обязано исполнять решения суда.

Россия не единственное государство, которое предпринимает попытки уклониться от исполнения решений ЕСПЧ. Практика реализации решений Страсбургского суда знает много таких случаев, в том числе и «близнеца» дела Анчугова и Гладкова — «Хирст против Великобритании». Великобритания явно затягивает исполнение решения, которое обязывало ее предоставить избирательные права заключенным, но отказ от исполнения решения, как произошло в российском случае, не заявлялся.

Российский же КС пошел по другому пути, обосновав свою позицию «тонкостями перевода». По мнению российского суда, ЕСПЧ неправильно истолковал понятие лишения свободы, используемое в статье 32 Конституции РФ.

Но за формой слов («буква закона») скрывается конкретное содержание («дух закона»), которое с учетом специфики перевода всегда может быть правильно интерпретировано. В делах «Хирст против Великобритании» и «Анчугов и Гладков против России» есть совпадающая правовая позиция ЕСПЧ: лишение свободы как вид наказания не должно автоматически приводить к необоснованному ограничению избирательных прав заключенных. Между тем бланкетная норма, закрепленная в статье 32 Конституции РФ, имеет именно такие автоматические последствия, что нарушает положения ЕКПЧ.

Четыре сценария

Решение КС РФ не останется без внимания. В дальнейшем возможны как минимум четыре сценария развития ситуации. Первый заключается в том, что Россия внесет изменения в национальное законодательство в соответствии с правовой позицией ЕСПЧ. Такого исхода ожидает Совет Европы. Уже последовала реакция его должностных лиц (они говорят о том, что можно найти решение возникшей проблемы и путем изменения законодательства в будущем достигнуть необходимых перемен — прим. ред.).

Второй — это пересмотр постановления ЕСПЧ на основании статьи 80 правил этого суда по инициативе России. Такое развитие событий возможно, но его реальной целью может быть только затягивание решения вопроса о привлечении РФ к международной ответственности.

Россия денонсирует ЕКПЧ и тем самым снимет с себя какие-либо обязательства, вытекающие из решений ЕСПЧ, — это третий сценарий. Именно такой вариант активно обсуждался Великобританией при уклонении от исполнения решения по делу Хирста.

Четвертый сценарий выглядит так: Комитет министров Совета Европы инициирует процедуру приостановления членства, а впоследствии и исключения России из совета. Решение не исполнять постановление ЕСПЧ, закрепленное на столь высоком уровне, как Конституционный суд, несомненно может стать поводом для очередного обсуждения возможности исключения России из Совета Европы. Год назад такую инициативу уже высказывала Великобритания, но ее позиция не была поддержана другими государствами.

Поставленная задача и нужная цель

На протяжении последних десятилетий Россия прилагала усилия для приобщения к европейским стандартам уклада жизни, в 2010-х вектор изменился. И решение Конституционного суда по делу Анчугова и Гладкова в очередной раз иллюстрирует наметившуюся тенденцию отдаления нашей страны от Европы. Возникшее в последние годы напряжение между Россией и европейскими державами сказалось на всех сферах общественной жизни: в политике, в экономике, в культуре и праве. И КС — политический инструмент в этой борьбе, выполняющий четко поставленную задачу.

Государство, защищая свои внутренние интересы, правомочно использовать любые средства при условии должного уважения основных принципов международного права. Формирующаяся последние полвека система международных, в том числе и общеевропейских, ценностей неустойчива и хрупка. Россия должна приложить все силы к тому, чтобы сохранить и укрепить принципы международного сотрудничества. Быть сильным и независимым — не означает противопоставлять себя всем другим!

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
международное право, Конституция РФ, Конституционный суд РФ

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.