Дмитрий Малешин

Ликвидация ВАС — спектакль не для нас

08 Авг 08.17 10730

Дмитрий Малешин

профессор МГУ и ВШЭ

Проведенное два года назад объединение Верховного и Высшего арбитражного судов вызвало неоднозначную реакцию в юридическом сообществе. Изначально недовольство высказывалось в основном представителями ликвидируемого ВАС. Как отмечала бывший зампред этого суда Татьяна Андреева, реформа на определенном этапе переросла из идеи объединения двух высших судов в идею ликвидации одного из них. К критике реформ присоединилась бизнес-адвокатура и в меньшей степени академическая среда. 

На самом деле, идея объединения двух высших судов родилась в недрах Высшего арбитражного суда, неоднократно высказывалась[1] и лоббировалась его представителями, но в итоге была проведена в жизнь без их участия и не по их плану. Основной публичный негатив вызван именно этим фактором. Отторжение вызвала на сама идея объединения двух высших судов, а способ ее реализации. Никто не ожидал, что многим судьям и работникам аппарата ВАС не найдется места в объединенном суде. Тем не менее идея в своей основе правильная и направлена на оптимизацию деятельности высшего суда России.

В мире и у нас


Существует две модели организации судов. В англосаксонской правовой системе судебная система едина, по общему правилу, а в континентальной — разветвленная. Последняя предполагает существование отдельных судебных систем по конкретным категориям дел. Например, в Германии их пять: общие, административные, финансовые, трудовые и социальные суды[2]. Недостатком этой системы традиционно считается сложность в определении подведомственности споров, которая в итоге приводит к ограничению принципа доступа граждан к правосудию. Другим минусом является разнородность практики применения по схожим категориям дел. Плюс такой системы — специализация судей, что повышает качество рассмотрения дела.

Исторически в России система, по общему правилу, была едина. Исключение — коммерческие споры. До революции 1917 года их рассматривали коммерческие суды, которые по Уставу судопроизводства торгового действовали в основных городах страны[3]. В советский период формально экономических споров быть не должно было, но, по факту, они существовали и их рассматривали специализированные квази-суды — государственные арбитражи. С 1991 года эти квази-суды получили статус официальных государственных судов со своей компетенцией по разрешению экономических споров, число которых в тот период увеличилось взрывным образом. Для новых общественных отношений было решено создать новую систему судов. Поэтому корни ВАС лежат именно в этих квази-судах, а те, в свою очередь, имели аналоги в дореволюционной России. Можно сказать, что специализация разрешения коммерческих споров имеет в России традицию, хотя история была в 1917 году прервана и дореволюционные коммерческие суды и советские государственные арбитражи — это разные категории.

Возможная несогласованность правовых позиций судов решалась как в дореволюционной России, так и современной континентальной Европе одинаковым способом. В Германии действует единый Федеральный Верховный суд, который с 2001 года рассматривает жалобы на решения всех специализированных судов. В дореволюционной России высшим судом выступал Правительствующий Сенат, Гражданский Кассационный Департамент которого давал разъяснения, в том числе по коммерческим делам.

Мировой и российский опыт показывают, что единство судебной практики может быть обеспечено либо целостностью судебной системы в целом, либо общим высшим судом.

Причины реформы: мнимые и реальные


Официальная причина проведенной реформы высших судов в России — необходимость устранения противоречий в судебной практике. Действительно, за последние два десятилетия были случаи, когда ВС и ВАС придерживались разных правовых позиций при обобщении судебной практики. Но неправильно говорить, что они носили массовый характер и как-то серьезно влияли на качество отправления правосудия. Да, в последние годы совместные заседания Пленумов двух судов стали скорее исключением, чем правилом, но такое охлаждение между судами не формировало повестку правовой политики в стране. По крайней мере, разные правовые позиции ВС и ВАС уж точно нельзя было называть в качестве главной проблемы российской Фемиды, их скорее можно было отнести в конец условного списка недостатков.

Получается, что двигателем реформы явились причины иного характера. И ключевая причина — это формирование пресловутой вертикали власти, процесс которого был запущен в начале 2000-х в отношении органов исполнительной власти и лишь к середине 2010-х запоздало затронул судебную власть.

Плюсы и минусы проведенной реформы


Независимо от реальной причины объединения судов наличие единого высшего суда в стране, безусловно, плюс. И именно на этом настаивали, в том числе, критики обновленного Верховного суда. Такие преобразования решают сразу несколько задач. Первая — единство судебной практики. Вторая — оптимизация управленческих функций (речь не о процессуальной деятельности и независимости суда, а об эффективности функционирования аппарата). Формально непроцессуальные структуры ВС и ВАС дублировали друг друга, нередко конкурировали между собой. Конечно конкуренция всегда на пользу, но лишь в том случае, если она позволяет принимать эффективные решения.

Обе проблемы в ходе реформы удалось решить, но только формально. Судебная практика теперь едина, аппарат судов тоже действует в «одном русле». Но все это напоминает симулякр. Большие сомнения вызывает качество принимаемых непроцессуальных решениях. Речь идет об обобщении судебной практики, законопроектной работе, то есть о непроцессуальной работе аппарата и судей ВС.

При сравнении с ВАС современного ВС последний кажется более закрытым: непроцессуальные решения, как представляется, принимаются в его недрах часто без особого общественного обсуждения. Да, формально все атрибуты публичности соблюдены и имеют место в деятельности ВС. Есть Научно-консультативный совет (НКС), отличный сайт, информативность которого не уступает многим зарубежным аналогам. Но открытой профессиональной дискуссии в ВС сейчас практически нет. Заседания НКС часто носят одобрительный характер. ВС редко выступает с «прорывными» законотворческими инициативами, способными значительно улучшить современное состояние отечественной правовой системы. Его законотворческая деятельность, наоборот, зачастую носит консервативный характер, многие инициативы ассоциируются не с развитием, а с консервацией правовой системы. В итоге, современный ВС в отличие от прежнего ВАС сложно назвать яркой профессиональной дискуссионной площадкой, где могут вырабатываться значимые для российского права предложения и решения. Такие решения принимаются часто за стенами ВС. Одна из причин этого — кадровые решения при объединении двух судов. Вызывает недоумение столь незначительное представительство как судей, так и сотрудников аппарата ВАС, опыт и квалификация которых могли бы значительно украсить работу обновленного ВС.


Перспективы


Признавая верность идеи единого высшего суда, важно обеспечить соответствующее качество его работы. Высший суд в современном обществе — это не только орган отправления правосудия. Единство судебной практики, как бы ни был важен этот принцип, имеет второстепенное значение. Важно, чтобы Верховный суд являлся профессиональной дискуссионной площадкой. Важна реальная открытость суда, стремление привлекать лучших юристов для подготовки и обсуждения решений о будущем правовой системы нашей страны. В таких условиях судьи и сотрудники аппарата неизбежно обладают профессиональным авторитетом. Именно такую функцию выполняют высшие суды как в континентальной Европе, так и англосаксонском мире. Остается надеяться, что Верховный суд России станет такой площадкой в самое ближайшее время.


Примечания: 
 
1. Иванов А. А. О мерах, направленных на повышение независимости судей // ANTONIVANOV.RU:
избранные статьи, интервью и публичные выступления Председателя Высшего Арбитражного
Суда Российской Федерации А. А. Иванова. М., 2014. С. 155.
2. Freckmann A., Wegerich T., The German Legal System. 1999. P.173.
3. Свод законов Российской Империи. В 5-ти книгах. Под ред. и с прим. И. Д. Мордухай-Болтовского. Т.XI. Спб. 1912. С.1118.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции
ВС, ВАС, объединение судов

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»