Сергей Халатов

Может ли суд отвергнуть «нотариальные доказательства»?

13 Апр 16.58 2620

Границы влияния нотариусов на доказательственную деятельность сторон и суда

Сергей Халатов

к.ю.н., доцент Уральского государственного юридического университета

В 2015-2016 годах в российском гражданском, а затем и арбитражном процессе появились особые «квалифицированные» доказательства — нотариально подтвержденные документы. Эти изменения усиливают влияние нотариусов на доказательственную деятельность сторон и суда, и сразу же возник вопрос, как их нужно применять судам. Например, как относиться к результатам экспертизы, проведенной на основании постановления нотариуса, — принимать бесспорно, или же судья может относиться к этому документу так же, как и к заключению судебной экспертизы, то есть при необходимости критически.

Эта проблема актуальна для трех способов получения доказательств. Нотариусы вправе допрашивать свидетелей, осматривать письменные и вещественные доказательства, а также назначать экспертизу. Весьма лапидарное регулирование обеспечения доказательств нотариусом, по сути, отсылает к нормам ГПК и не позволяет выявить специфические особенности такой его деятельности.

Содержание норм подталкивает к кажущемуся парадоксу: сведения, которые сообщил свидетель, которые содержатся в письменных и вещественных доказательствах, а также результаты экспертизы могут быть опровергнуты в судебном разбирательстве только тремя способами, на трех основаниях. Во-первых, в рамках решения вопроса о фальсификации. Во-вторых, при существенном нарушении порядка совершения нотариального действия. В-третьих, если нотариальный акт отменен по суду.

Однако такой подход исключил бы из судебной оценки показания свидетеля, обеспеченные нотариусом, и заключения эксперта, данные на основании постановления нотариуса. Суд уподобился бы статисту, производящему их учет.

Но из содержания статей 102 и 103 Основ законодательства о нотариате и из раздела VI Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации (см. врез) совершенно определенно следует, что нотариус не подтверждает достоверность свидетельских показаний и заключения эксперта. Роль нотариуса сводится лишь к подтверждению субъекта и формы, поскольку, как следует из этих нормативных актов, нотариус не может подтвердить обстоятельства, которые он непосредственно не воспринимает. И лишь применительно к осмотру письменных и вещественных доказательств нотариус подтверждает, помимо формы, и содержание. Тут он доказательство воспринимает и описывает[1].

Роль нотариуса

Нотариус при обеспечении доказательств устанавливает...

Читать далее

Для проверки предположения, что нотариус при обеспечении свидетельских показаний и назначении экспертизы подтверждает лишь субъект и форму, проведем «тест на отмену». Если это предположение верно, то применение упомянутых выше норм, которые дают основания судам игнорировать нотариальные акты, не должно привести к парадоксу.

Исходить в этом эксперименте нужно из того, что цель суда, игнорирующего «нотариальные» доказательства, — исключение порочных доказательств. И если такая цель не только не достигается, но и не может быть достигнута при применении хотя бы одного из оснований для отклонения доказательств, то следует признать неправильным толкование, по которому судья должен бесспорно принимать те из них, которые подтвердил нотариус.

Если взять для теста случай со свидетельскими показаниями и заключениями эксперта и смоделировать ситуацию, когда они проверяются на фальсификацию, то неизбежен вывод, что обозначенная цель не может быть достигнута. Сведения, содержащиеся в показаниях свидетеля, данных нотариусу, или в заключении эксперта, не могут быть признаны сфальсифицированными. Тест не пройден. Норма оказывается бессмысленной, пустой, не достигающей цели.

При моделировании ситуации с нарушением порядка совершения нотариального действия или его правильностью нужно учитывать, что эти огрехи могут оказать влияние на содержание показаний свидетеля и заключения эксперта. В этом смысле тест был бы пройден. Однако при оценке наличия и существенности нарушений или правильности совершения нотариального действия суд оценивает главным образом формальное соблюдение норм и правил, а не сведения, например, полученные при их совершении. Значит, при использовании этих оснований для отклонения «нотариальных» доказательств большинство случаев, требующих исключения порочных доказательств, оказались бы вне сферы их действия. Такое правовое регулирование не просто допускало бы злоупотребления, но и буквально призывало к ним. Следовательно, неверным является предположение о «нотариальном характере» сведений, содержащихся в обеспеченных нотариусом показаниях свидетелей и в заключении эксперта, сделанном на основании постановления нотариуса о назначении экспертизы.

Таким образом, мы приходим к непротиворечивому выводу: при обеспечении нотариусом доказательств в форме допроса свидетеля и назначения экспертизы обстоятельством, освобожденным от доказывания в суде, является соблюдение формальных требований. Что касается сведений, которые сообщены свидетелем или содержатся в заключении эксперта, то к ним судья вправе относиться как к «обычным» доказательствам. Иными словами, суд не может проверять правильность процедуры, а также верифицировать обстоятельства, установленные в результате осмотра письменных и вещественных доказательств, если не заходит речь о фальсификации и пр. Однако за судом остаются полномочия по проверке обстоятельств, сообщенных свидетелем или содержащихся в заключении эксперта. Отсюда следует, что такие обстоятельства не освобождаются от доказывания.

Примечания

[1] В соответствии с Методическими рекомендациями по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации осмотр — единственное нотариальное действие, совершаемое при обеспечении доказательств, в рамках которого устанавливаются обстоятельства.
нотариат, квалифицированные доказательства, судебная практика

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.